Тренинг по рейтинговому моделированию 22–23 ноября

Выход экономики Азербайджана из стагнации сопровождается восстановлением нефтяной зависимости

Экономика Азербайджана: прогноз до 2022 года

  • Экономика страны выходит из стагнации. По итогам текущего года реальный ВВП Азербайджана вырастет на 1,5% благодаря восстановлению внешней конъюнктуры на базовый для страны товар экспорта и отложенному росту в несырьевом сегменте. Однако в прогнозном периоде (до 2022-го) мы не видим серьезных драйверов экономического роста и полагаем, что он не превысит 3,2% в год.
  • Регулятору удалось сдержать инфляцию, достигавшую двузначных значений в 2016 и 2017 годах. Инфляционный всплеск был обусловлен переоценкой валютного курса маната на фоне высокой зависимости экономики страны от импорта. По оценкам АКРА, в 2018–2022 годах инфляция составит 4–6%, чему будет способствовать контрциклическая политика властей и тот факт, что курсовой шок перестал транслироваться в динамику ценообразования.
  • Главным риском для экономики страны остается ее значительная сырьевая зависимость. В своем базовом сценарии АКРА предполагает, что вероятность ухудшения внешней конъюнктуры в период до 2022 года невелика, а сальдо торгового баланса будет положительным при цене нефти марки Azeri Light от 45 долл./барр. и выше. При этом курс маната в прогнозном периоде будет стабильным, а вероятность девальвации оценивается как низкая.
  • В промышленности Азербайджана вновь увеличивается доля добычи. Восстановление промышленного производства было обусловлено исключительно ростом в добывающих отраслях, в то время как доля переработки упала до 28% от общего объема промышленного производства (63% в 1997 году). Неблагоприятные тенденции в сегменте кредитования лишь усугубляют ситуацию.

Таблица 1. Основные показатели экономики Азербайджана и мировой экономики в период с 2015 по 2022 год

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Рост активности в экономике и ее зависимости от нефти

Прогноз подготовлен в соответствии с «Общими принципами прогнозирования социально-экономических показателей АКРА».

На рубеже 2017 и 2018 годов экономика Азербайджана начала восстанавливаться после рецессии 2016-го и роста на 0,1% в 2017-м. По итогам января-мая текущего года в несырьевых отраслях рост производства в реальном выражении достиг 1,9%, что превышает агрегированные темпы роста по остальным секторам (1,1%).

Понижательная динамика в реальном секторе наблюдалась в течение года с первого квартала 2016-го, а в 2017-м рост начался в таких отраслях, как транспорт, розничная торговля и сельское хозяйство. Остальные сегменты реального сектора экономики оставались в минусе, но это была скорее стагнация, нежели серьезное падение. Иную картину можно было наблюдать лишь в строительной отрасли: данный сектор стал проседать уже в начале 2015-го, и в сопоставлении год к году именно здесь снижение оказалось наиболее ощутимым (минус 25% на начало 2016-го).

В период с января по май текущего года росту экономики способствовала положительная динамика (в реальном выражении) практически во всех сегментах реального сектора за исключением строительной отрасли, где был зафиксирован спад на 11,2%. С точки зрения темпов прироста наиболее значительными они оказались в сельском хозяйстве (+8,5%), а наименее — в сегменте транспорта и грузоперевозок (+0,9%). Однако общий рост экономики за указанный период был более сдержанным (в различные месяцы от 1,1% до 2,3% в годовом сопоставлении), поскольку в нефтяной промышленности, на которую приходится значительная часть в структуре ВВП, динамика была довольно слабой.

На фоне общего роста экономической активности в Азербайджане восстанавливается и зависимость экономики страны от нефтяного сектора: по итогам 2017-го его доля в ВВП составила 43%. Тенденция формирования почти половины ВВП за счет сырьевого сегмента, судя по всему, сохранится на всем горизонте прогнозирования (до 2022 года), учитывая отсутствие значимых драйверов роста.

Рисунок 1. Структура ВВП Азербайджана по трем сегментам, %

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Курсовой шок перестал транслироваться в инфляционную динамику. Инфляция стабилизировалась

Подробнее о нефтяных экономиках стран СНГ см. исследование АКРА «Среди нефтеэкспортеров СНГ только Казахстан не столкнется с рисками замедления экономики» от 9 апреля 2018 года.

По итогам 2017-го потребительская инфляция в Азербайджане составила 12,9% в годовом сопоставлении. Однако в первой половине текущего года данный показатель стабилизировался: в мае ИПЦ вырос лишь на 3,2% (год к году), что значительно ниже установленного Центральным банком Азербайджана таргет-коридора на 2018 год в 6–8%. По прогнозам АКРА, в период с 2018 по 2022 год среднегодовой рост потребительских цен составит 4–6%, поскольку к концу 2017-го всплеск инфляции, вызванный переоценкой валютного курса маната, сошел на нет.

С начала года на уровень ИПЦ в наибольшей степени влияют фундаментальные факторы: инфляция в экономиках ключевых торговых партнеров страны, а также инфляционные ожидания и денежное предложение в Азербайджане. Судя по всему, регулятор более не ожидает серьезных инфляционных всплесков: с начала года ставка рефинансирования ЦБ Азербайджана понижалась уже трижды (минус 5 п. п. в совокупности) и на середину июля составила 10% (коридор +/-2 п. п.).

Умеренный инфляционный фон должен способствовать дальнейшему росту реальных доходов населения и потенциальному оживлению кредитования реального сектора экономики, снижающегося с конца прошлого года.

Однако проблемы в азербайджанском банковском секторе — низкий уровень доверия населения к системе, резкое сокращение числа коммерческих банков1, снижение инвестиций в основной капитал — могут затормозить развитие реального несырьевого сектора экономики. С учетом этого правительство было вынуждено ввести систему гарантирования (страхования) 100% вкладов населения, а также активизировать процесс реструктуризации банка IBA.


1 В 2016 году 11 банков не соответствовали минимальным требованиям регулятора; из 43 коммерческих банков, работавших в Азербайджане на начало 2017-го, к концу года осталось 30.

Рисунок 2. Динамика номинального курса маната* и ИПЦ

* Приводятся логарифмированные показатели (ln от AZN/USD).
Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Курс маната будет стабилен при отсутствии новых внешнеэкономических шоков

Девальвация маната с последовавшими за ней всплеском инфляции и сокращением располагаемых доходов населения сошли на нет на рубеже 2017–2018 годов. Однако открытым остается вопрос, насколько регулятор сможет придерживаться текущего гибкого монетарного режима, который допускает определенные интервенции для минимизации курсовых колебаний, вызванных нефундаментальными факторами. 

С одной стороны, более благоприятная внешняя конъюнктура способствует улучшению ситуации по платежному балансу, сальдо которого в первом квартале 2017 года стало положительным благодаря сокращению выплат по первичным доходам. В своем базовом сценарии АКРА предполагает стабильно положительный счет текущих операций на уровне 5–5,7% ВВП. Это обосновано тем, что положительный торговый баланс превалирует над отрицательным первичным доходом при практически нейтральных вторичных доходах. Пороговый ценовой уровень нефти марки Azeri Light для выхода торгового баланса в положительную зону — 45 долл./барр.

С другой стороны, сильные ценовые колебания на мировом рынке углеводородов в прогнозный период при сохранении планового объема добычи нефти в Азербайджане могут стать причиной снижения курса национальной валюты. Следовательно, в случае возникновения новых внешнеэкономических шоков есть риски ухудшения платежного баланса (по итогам первого квартала 2018 года около 89% экспорта страны приходится на нефть, газ и нефтепродукты).

Учитывая снижение инфляционных ожиданий, замедление темпов роста цен, а также выход Азербайджана по объему международных резервов на уровень, соответствующий совокупному импорту страны за 8–9 месяцев (прогноз по этому показателю 8,5 млрд долл. на конец 2022 года), можно прогнозировать относительно стабильный курс национальной валюты к доллару: в диапазоне 1,66–1,73 с перспективой укрепления к концу прогнозного периода до 1,66.

Рисунок 3. Номинальный эффективный курс маната снизился, повторяя динамику цены на нефть

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Рост экономики Азербайджана будет ограниченным

См. макроэкономический прогноз АКРА по российской экономике «Шесть драйверов инвестиционного роста в России» от 4 апреля 2018 года.

После рецессии 2016-го и стагнации 2017-го (плюс 0,1%) в первом квартале текущего года экономика Азербайджана показала реальный рост на 2,3%. АКРА ожидает восстановление экономической активности в Азербайджане до 2,2–3,2% в период с 2019 по 2022 год, но в целом экономика страны не покажет столь впечатляющего реального роста, как было до 2014 года (рисунок 4). Даже учитывая восстановление цен на нефть и график добычи сырья, рост нефтяной составляющей азербайджанского ВВП не превысит 2% в год, и более интенсивный рост возможен лишь за счет роста несырьевого сегмента ВВП.

Тот факт, что реальный сектор пока не получает достаточного фондирования, во многом связан с серьезными сложностями в финансовой инфраструктуре страны. В первом квартале текущего года кредитный портфель банковской системы Азербайджана сократился в годовом сопоставлении на 27%, что при отсутствии роста добычи нефти как базового экспортного сырья серьезно тормозит восстановление экономики.

Рисунок 4. Экономика Азербайджана восстанавливается после рецессии и стагнации 2016 и 2017 годов, показывая рост со второй половины 2017 года ограниченным

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Отсутствие долгосрочных драйверов роста — основная проблема экономики страны

См. экономический прогноз АКРА «Ускорение экономики Казахстана поддержит и инфляцию» от 12 декабря 2017 года.

Восстановление экономической активности, начавшееся во второй половине 2017-го и продолжающееся в 2018-м, обусловлено отложенным ростом в несырьевом сегменте экономики и приростом экспортной выручки. Со второй половины текущего года некоторое оживление ожидается и в сырьевой промышленности. Уже введены в эксплуатацию транспортные мощности системы «Южный газовый коридор» (позволит поставлять газ из Азербайджана в Турцию и далее в Европу по газопроводу TANAP), что послужит стимулом для улучшения платежного баланса страны и более быстрого роста сырьевого сегмента экономики.

Следует отметить, однако, что динамика добычи сырья не будет обуславливать экономический рост в долгосрочной перспективе. Для страны характерна невысокая кредитная активность банков и низкое качество активов банковской системы2, а реальные доходы населения хотя и начали расти, но не служат источником стабильного внутреннего спроса. Их повышение носит скорее временный характер, поскольку вызвано краткосрочным сочетанием двух факторов: замедления инфляционной динамики и эффекта отложенного с 2016 года роста доходов.

Основные структурные проблемы Азербайджана — отсутствие долгосрочных драйверов экономического роста и высокая зависимость от внешней конъюнктуры в 2018–2022 годах — говорят о том, что характерные для страны макроэкономические риски не снизились. По мнению АКРА, достаточных оснований для системного улучшения кредитного качества Азербайджана нет. Потенциальным событием, способным положительно повлиять на эту оценку, является запланированная на 2018 год приватизация крупнейшего государственного банка IBA. 


2 Наиболее значимым событием стал дефолт по внешним заимствованиям International Bank of Azerbaijan, произошедший в середине 2017 года;  сумма реструктуризации составила 3,3 млрд долл.

Рисунок 5. В экономике Азербайджана нет явных драйверов роста с 2015 года

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

В структуре промышленного производства растет доля добычи

Индекс производственной активности (PMI) в обрабатывающей промышленности в 2016 году снизился на 39% к показателю 1990 года. В целом обрабатывающие отрасли Азербайджана неизменно демонстрируют сокращение доли в структуре промышленного производства с 2003–2004 годов (начало нефтяного бума в стране). Исключением стал лишь период с 2014 по 2015 год, когда доля переработки росла на фоне сокращающейся добычи нефти и газа (в денежном выражении), однако уже с 2016-го прежняя тенденция продолжилась. При этом общий объем промышленного производства полностью не восстановился, а его относительный прирост, наблюдавшийся с 2004 года, был обусловлен добывающей компонентой.

В прогнозный период АКРА не ожидает восстановления перерабатывающих мощностей Азербайджана до докризисных уровней, учитывая крайне низкие объемы кредитования реального сектора экономики. Годовая динамика кредитования основных сегментов реального сектора отрицательная: наиболее существенно сокращается кредитование строительства и промышленного производства (на 75% и 44% год к году соответственно).

Рисунок 6. Кризис в сегменте кредитования экономики Азербайджана (динамика в реальном выражении)

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Рисунок 7. Промышленное производство в Азербайджане восстановилось за счет ухудшения отраслевой структуры

Источник: национальные ведомства, расчеты АКРА

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.