Тренинг по банкам и НБКО, 30–31 января

Китай больше не инвестирует в сырье

Анализ внешних прямых инвестиций Китая

На 39% выросли объявленные прямые инвестиции из Китая в 1 пол. 2016 г. к уровню прошлого года.

Доля новых соглашений о внешних прямых инвестициях1 Китая в сырьевые активы в первой половине 2016 года упала до 30% с 53% в 2014 году (и с 80% в 2005–2011 годах). Место энергетики и металлургии довольно быстро занимают транспортная и туристическая отрасли, индустрия развлечений и сектор высоких технологий (доля этих четырех отраслей выросла с 17,4% в 2005–2014 годах до 46% в 2015–2016). При этом закономерно инвестиции перемещаются из развивающихся стран в регионы с развитой экономикой и зрелым постиндустриальным сектором — в Европу и Северную Америку (доля последних за тот же период выросла с 38% до 60%).

 

1Используются данные China Global Investment Tracker за 2005–2016 годы. Если не указано обратное, далее в тексте речь идет о валовых прямых инвестициях типа «участие в капитале».

Рисунок 1. Китайские инвестиции теперь ориентированы не на доступ к сырью и не на рынки сбыта, а на импорт технологий и участие в секторе услуг

Источник: MOFCOM, American Enterprise Institute, расчеты АКРА

Бурный рост внешней финансовой деятельности Китая уже вывел его на второе место по объему внешних прямых инвестиций. Несмотря на наблюдаемое и ожидаемое замедление экономики, экспансия продолжается. В 1 пол. 2016 г. объявленные прямые инвестиции увеличились на 39% к уровню 1 пол. 2015 г. Основные причины тому: а) значительный положительный счет текущих операций (№1 в мире в долларах и в первой десятке среди крупных экономик по отношению к ВВП) за счет профицита торгового баланса и б) эффект от продолжающейся либерализации трансграничной деятельности в рамках стратегии «Go out», разработанной в середине 2000-х.

Вероятно, исходящие инвестиции продолжат расти, так как, несмотря на объем и развитую внешнюю торговлю, Китай еще недостаточно интегрирован в мировую финансовую систему, и перед экономическим руководством страны стоит цель продвинуться в этой области. При этом начиная с 2009 года многие страны мира сталкиваются с замедлением экономического роста и имеют стимулы конкурировать за внешние финансовые ресурсы. Они могут стремиться к привлечению китайских инвестиций, надеясь на выгоды от дальнейшей «глобализации» Китая.

Текущие тенденции могут снизить интерес китайских компаний к инвестициям
в Россию…

На текущий момент Россия менее открыта для китайских инвестиций, чем в среднем другие страны мира (Рисунок 2). Более того, упомянутая выше смена приоритетов для китайского бизнеса и государства и, соответственно, изменение географической направленности инвестиций могут оставить Россию в стороне от финансовой экспансии Китая. Так, за 1 пол. 2016 г. с китайской стороной не было заключено ни одной новой крупной сделки, несмотря на рекордный рост объема таких сделок в других странах мира; пока речь идет только о потенциальном интересе Китая к покупке Рефтинской ГРЭС. Сырьевые отрасли в 2009–2015 годах обеспечивали около 67% прироста китайских инвестиций в Россию (Таблица 1). Новые же инвестиции в постиндустриальные сектора будут сдерживаться сравнительно малым масштабом сферы услуг в России и закрытостью нашей страны в области высоких технологий.

Рисунок 2. Рост доли Китая в объеме прямых инвестиций в нефинансовый сектор России остановился в 2014 году2

Источник: Банк России, American Enterprise Institute, MOFCOM, UNCTAD, расчеты АКРА

Оценка доли Китая в прямых инвестициях в Россию произведена на основе скорректированных данных о публичных соглашениях. Вся сумма сделки/проекта отнесена на год принятия соглашения.

В 2016–2020 годах потенциальный суммарный объем прямых инвестиций из Китая в Россию в связи с продолжением экспансии мог бы составить
9–12 млрд долл. при условии сохранения текущего уровня открытости российской экономики. В новых условиях эта цифра может оказаться
в два-три раза ниже, что ограничит возможности долевого финансирования капитальных расходов нефтегазового сектора.

…но транспортная отрасль сохранит стратегическую привлекательность.

Возможной точкой пересечения стратегических экономических интересов китайских компаний и российской экономики и политики останутся глобальные транспортные и инфраструктурные проекты, связывающие Китай с Европой, вторым по объему торговым партнером страны. Усиление роли России и стран Средней Азии как стран-транзитеров требует существенных капиталовложений в инфраструктуру перевозок и в транспортную отрасль.

Таблица 1. Крупные объявленные прямые инвестиционные проекты Китая в Россию в 2006–2015 годах3

Источник: American Enterprise Institute, оценки АКРА

По данным China Global Investment Tracker, скорректированным на источники в российской деловой прессе.

“+” — проект реализуется с выделением денег, либо реализован, “-“ — проект объявлен, соглашение подписано, дальнейшие действия не предпринимаются.

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.