Тренинг по прогнозированию 17–18 сентября

Brexit: что теперь?

Анализ последствий референдума в Великобритании о выходе из ЕС

  • Раскол между регионами и поколениями в Великобритании
  • Время начала переговоров зависит от Великобритании
  • Лондон останется финансовым центром
  • На любых торговых переговорах у Великобритании будет более сильная позиция
  • Шотландия может стать проблемой для ЕС

Состоявшийся 23 июня референдум о членстве Великобритании в Европейском Союзе (ЕС) — одно из наиболее важных политических событий с момента распада СССР. Оно не привлекло бы к себе внимания, если бы британцы решили остаться в ЕС. Но они проголосовали за выход из союза, и это решение обернется серьезными политическими и экономическими последствиями не только для Европы, но и для всего мира.

Да, итоги референдума не имеют юридической силы, но их едва ли проигнорируют. Ведь у Великобритании формально нет конституции, зато есть исторические традиции и, что важнее, волеизъявление граждан — вот, что движет политическими процессами в стране. А в случае с референдумом граждане как раз рассчитывают на то, что его результаты будут учтены.

Каковы же все-таки эти результаты? За то, чтобы остаться в ЕС, высказались 48,1% проголосовавших, а за выход — 51,9%, то есть вторые победили с отрывом почти в 4%. И хотя в ряде СМИ этот перевес назвали минимальным, но на наш взгляд, он вполне весом.

Предпочтения британцев разделились географически. Итоги голосования четко разделились по географическому принципу. В Англии за выход из ЕС высказались 53,9% жителей, и таких здесь оказалось на 7,1% больше, чем желающих остаться. Сторонники выхода взяли верх в шести из семи крупнейших регионов в этой части страны. Лишь лондонцы сделали проевропейский выбор. Однако даже в столице, считающейся бастионом сторонников евроинтеграции, евроскептики сумели набрать 40,1% голосов. За то, чтобы покинуть ЕС, высказался и Уэльс, правда с меньшим единодушием, чем Англия: 51,7% за выход, 48,3% против него — результат тем более удивительный, что графство сильно зависит от европейских дотаций. Большинство аналитиков полагало, что это обстоятельство повлияет на итоги голосования. Возможно, оно и повлияло, но недостаточно, чтобы изменить конечный результат.

Северная Ирландия. Северная Ирландия твердо высказалась за то, чтобы остаться: 55,7% за сохранение в ЕС, 44,3% за выход из него. Здесь на результаты волеизъявления явно повлияли особенности взаимоотношений региона с Республикой Ирландия: некоторые, видимо, проголосовали за сохранение Великобритании в ЕС, испугавшись, что с ее выходом из единой Европы может исчезнуть возможность свободно пересекать границу между Северной Ирландией и Ирландией.

Впрочем, подобное очень трудно себе представить, поскольку свободное передвижение ирландцев по острову никто не пытался ограничить с самого момента создания Республики Ирландия в 1920-е годы. Референдум о выходе из состава Соединенного Королевства в Северной Ирландии проводить не будут, чтобы не спровоцировать давний политический конфликт.

Шотландский вопрос. Большой конституционной проблемой по результатам референдума стала Шотландия. Двух лет еще не прошло с того момента, как здесь состоялся другой плебисцит — о независимости от Великобритании. Причем тогда сторонники сохранения региона в составе страны победили с очень небольшим преимуществом. На референдуме же о дальнейшем членстве в ЕС шотландцы в большинстве своем высказались в пользу единой Европы: 62% — за сохранение в составе союза, и только 38% за выход из него. При этом правительство Шотландии в свое время предупреждало, что проведет новый референдум о независимости в случае серьезных перемен в конституционной структуре Великобритании. И вот королевство выходит из ЕС, а большинство шотландцев против — вполне возможен новый референдум. Если в прошлый раз сторонникам единства страны удалось взять верх, пусть и с минимальным перевесом, то теперь вполне возможно и даже вероятно, что Шотландия решит покинуть Соединенное Королевство.

Все будет зависеть от того, насколько ЕС будет готов принять ее в свой состав. Сегодня предсказать реакцию Брюсселя трудно. Чисто технически институты ЕС могут иметь дело лишь с самостоятельными государствами. А раз Шотландия таковым еще не является, сможет ли Еврокомиссия обойти эту юридическую загвоздку? Конечно, найти «лазейку» и наладить диалог с Шотландией еще до обретения ею суверенитета можно. Но дело ведь не в Шотландии, а в том, что ее случай станет прецедентом для других европейских регионов, мечтающих о независимости. Речь прежде всего о Каталонии, где уже существует мощное движение за независимость. До сих пор ЕС удавалось отстраняться от этого болезненного политического вопроса, ссылаясь как раз на то, что он может вести диалог только с независимыми государствами. Но если он вступит в переговоры с Шотландией, пока та еще формально в составе Великобритании, серьезная озабоченность возникнет не только у Испании, но и у других стран ЕС.

Недавно первый министр Шотландии (аналог премьер-министра) заявил, что парламент региона может наложить вето на выход Великобритании из ЕС. Вряд ли из этого что-то выйдет: референдум о членстве Соединенного Королевства в единой Европе был одобрен британским парламентом, в ведении которого находятся все вопросы внешней политики страны. Шотландия — лишь часть Великобритании. Поэтому трудно представить, чтобы вето регионального парламента возобладало над итогами общенационального референдума. Тем не менее власти Шотландии, вероятно, постараются использовать все возможности, тем более что им, скорее всего, уже ясно, что переговоры с ЕС в обозримом будущем маловероятны.

Конфликт поколений. Опрос разделил британцев не только географически, но и выявил огромный разрыв между поколениями. Цифры поражают: 73% молодежи в возрасте от 18 до 24 лет проголосовали за сохранение в составе ЕС. В возрастной группе от 25 до 34 лет таких оказалось 62%. Голоса тех, кому от 35 до 44 лет, распределились приблизительно поровну, однако все же с небольшим перевесом на стороне желающих остаться (52%). За выход в абсолютном большинстве своем высказались те, кто старше 45. Они-то в итоге и склонили чашу весов в свою пользу.

Как объяснить такой конфликт поколений? Дело, вероятно, в том, что молодые люди никогда не знали Великобритании вне ЕС. Они совершенно незнакомы с понятием национального суверенитета. Старшее поколение еще помнит Великобританию до образования ЕС и знает, что это такое — жить в подлинно самостоятельной стране.

Статья 50 Лиссабонского договора. Статья 50 Лиссабонского договора описывает механизм выхода страны из состава ЕС. Однако, чтобы этот механизм заработал, правительство Великобритании должно его запустить. Премьер-министр Дэвид Кэмерон — активный сторонник евроинтеграции — объявил о своем намерении покинуть в октябре свой пост, то есть у партии консерваторов будет достаточно времени, чтобы выбрать нового лидера. Но этот новый лидер должен быть не менее активным сторонником выхода из ЕС — иначе процесс «развода» с Европой не начнется. Многие в этой связи упоминали Бориса Джонсона, бывшего мэра Лондона и самого активного оратора в ходе агитационной кампании за размежевание с единой Европой. Правда, этот кандидат печально знаменит своими внутрипартийными распрями, так что вопрос о том, кто станет во главе британского кабинета, остается открытым.

Большинство европейских политиков уже призывают Великобританию уйти поскорее и требуют уже в ближайшее время назвать имя нового премьер-министра страны.

Лондон останется финансовым центром Европы. Переговоры о взаимоотношениях Великобритании с ЕС будут по меньшей мере сложными. В итоге победит прагматизм. Да, во Франции и Германии есть те, кто хотел бы перенести финансовый центр Европы либо в Париж, либо во Франкфурт, однако есть немало причин, по которым этот статус должен сохранить за собой именно Лондон. Прежде всего, британское законодательство работает более быстро и предсказуемо. В Германии и Франции нормативно-правовые системы медлительны, неповоротливы, а подчас и политически зависимы.

В Великобритании трудовое законодательство дает гораздо большую свободу для маневра, чем в Германии и Франции, а финансовым рынкам важна гибкость управления рабочей силой — еще одно очко в пользу британской столицы.

Торговые переговоры. Торговые переговоры будут непростыми. Однако у Великобритании есть преимущество: солидный торговый дефицит с другими странами ЕС. По последним заслуживающим доверия данным, Соединенное Королевство экспортирует в другие страны ЕС товаров и услуг на сумму около 330 миллиардов долларов, а импортирует — в объеме 415 миллиардов долларов. Кроме того, в последние пятнадцать лет доля экспорта в другие страны ЕС в совокупном объеме экспорта Великобритании неуклонно снижается. Так, если в 2000 году на поставки в другие страны ЕС приходилось 60% экспорта королевства, то к 2010 — уже 54%, а в 2015 году этот показатель опустился до 44%. При этом доля импорта из других стран ЕС за тот же период стабильно держалась на уровне 54% совокупного импорта Великобритании. При таком торговом дефиците страны любая невыгодная торговая сделка больнее ударит именно по ЕС.В Лондоне говорят по-английски. Этот же язык используется на всех мировых финансовых рынках. Кроме того, столица Британии находится почти в симбиотической связи с Нью-Йорком — еще одним финансовым центром, тоже, кстати, англоговорящим. Наконец, Лондон расположен в более «выгодном» часовом поясе: с Нью-Йорком можно торговать лишний час. В числе дополнительных плюсов столицы Соединенного Королевства стоит упомянуть британский налоговый кодекс и качество государственных услуг в стране.

Свобода передвижения. На свободе передвижения выход Великобритании из единой Европы, конечно, отразится, но не так сильно, как кому-то может показаться. Большинство британцев, живущих в других странах ЕС, — это пенсионеры. Традиция переселяться на континент по достижении пенсионного возраста возникла задолго до того, как Великобритания стала членом ЕС, и вряд ли теперь пожилым англичанам станут отказывать во въезде, поскольку их присутствие, как правило, экономически выгодно тем странам, куда они переезжают. Не должно возникнуть особых проблем и у британских студентов, желающих учиться в других европейских государствах: международных студентов обычно охотно принимают везде. А вот найти работу на континенте британским подданным теперь будет непросто, если только они не являются специалистами в какой-либо области. Неквалифицированные кадры из Великобритании — вот та группа, которая однозначно проиграет от выхода страны из ЕС. И как уже говорилось выше, люди, вероятно, смогут и далее свободно перемещаться по всему острову Ирландия, поскольку тому есть множество причин.

В Великобритании по оценкам работают более 3 миллионов граждан ЕС. Трудно представить, что власти страны вдруг попросят их вон. Впрочем, в будущем Соединенное Королевство, вероятно, не только ограничит количество новых мигрантов из ЕС, но и начнет предъявлять определенные требования к уровню их профессиональной подготовки. Эта группа пострадает в наибольшей степени. Более того, в ходе переговоров Великобритания может пригрозить дополнительными сложностями гражданам ЕС, уже живущим в стране, если сам ЕС не согласится на приемлемые условия для въезда британцев на свою территорию.

Пример заразителен. Выход Великобритании из ЕС — серьезнейшая угроза международного уровня, потому что примеру англичан могут последовать другие члены единой Европы. Возможными кандидатами являются, например, Нидерланды и Дания. Для них даже уже придумали соответствующие «термины» — Nexit (Netherlands + exit — Нидерланды + выход) и Dexit (Denmark + exit — Дания + выход). Не исключено, что и Чехия попытается покинуть европейскую семью, и на этот случай уже тоже заготовлено словечко — Checkout (искаженное Czech + out — Чехия + выход).

Даже во Франции и Италии идея единой Европы уже не пользуется сильной поддержкой. А недавний опрос, проведенный в ряде стран ЕС берлинской организацией Bertelsmann Foundation, дал и вовсе удивительные цифры: во Франции за сохранение в составе ЕС сейчас проголосовали бы лишь 52% граждан страны, а в Италии — 54%, что немногим лучше. Такие результаты опроса звучат не иначе как приговор всей нынешней структуре ЕС.

Побеждают ультраправые. Кризис, вызванный наплывом мигрантов, спровоцировал серьезную напряженность по всей Европе. В правительствах Венгрии и Польши сейчас уже преобладают евроскептики. То же можно сказать о Нидерландах и Дании. На юге Европы быстро набирает обороты левый популизм. Это хорошо заметно в Греции и особенно в Испании, уже многие месяцы пребывающей в политическом тупике. Австрийцы чуть не выбрали себе президента с ультраправыми убеждениями, а на следующих парламентских выборах большинство голосов в стране наверняка достанется именно ультраправой партии. Даже в Германии резкий взлет популярности партии «Альтернатива для Германии» (АдГ), которая и так уже представлена в законодательных собраниях многих федеральных земель, наводит на мысль, что после следующих выборов депутаты от этой партии будут заседать и в бундестаге. А ведь АдГ выступает за возвращение Германии к немецкой марке. В Бельгии после недавних событий многие утверждают, что страной больше невозможно управлять как настоящим федеративным государством.

Brexit — победа для Трампа. США уже призывают к тому, чтобы переговоры Великобритании и ЕС удовлетворяли интересам обеих сторон. Дональд Трамп — один из тех, кто в выигрыше от выхода Великобритании из ЕС. Едва ли по чистой случайности он планировал посетить Соединенное Королевство сразу после референдума. Он явно поддерживает выход страны из ЕС. Кроме того, вскоре после референдума в СМИ прозвучало его высказывание, смысл которой был таков: результаты референдума в Великобритании показали, что люди хотят вернуть себе страну — на подобных слоганах построена собственная предвыборная кампания Трампа.

В выигрыше Австралия и Новая Зеландия. Большинства стран мира выход Великобритании из ЕС касается лишь косвенно, однако многие опасаются, что в результате замедлится экономический рост в самом Соединенном Королевстве и в ЕС, что, в свою очередь, отразится на мировой торговле. Трудно сказать, насколько оправданны эти опасения. Ясно лишь то, что Австралия и Новая Зеландия окажутся в выигрыше. Дело в том, что эти страны традиционно поставляли бывшей метрополии ряд важных сельскохозяйственных товаров, однако утратили льготный статус, когда Великобритания вступила в ЕС. Теперь у них появится надежда со временем этот статус себе вернуть.

Россия. России итоги британского референдума тоже могут сыграть на руку. Ведь именно Великобритания является одним из активных сторонников сохранения санкций против РФ. Если же королевство потеряет право голоса в ЕС, то, возможно, станет легче убедить со временем отказаться от санкций те страны, которые сами не в восторге от такой политики по отношению к России. Для последней это будет явная удача.

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.