Сектор

Страны

Тип

Прогноз

Основные выводы

  • АКРА представляет макроэкономический прогноз на 2023–2025 годы. Агентство рассматривает наиболее вероятный сценарий развития экономики Казахстана в среднесрочной перспективе с учетом воздействия как внешних, так и внутренних факторов, а также в контексте реализации ряда ранее принятых в стране экономико-политических решений.

  • Реальный рост ВВП в указанный период составит порядка 4–5%. В текущем году траектория роста экономики Казахстана стабилизировалась примерно на уровне своего потенциала (около 4,5%). В 2023 году драйверами роста в равной степени стали реальный сектор и сфера услуг, и в 2023–2025 годах это соотношение, по мнению АКРА, сохранится (возможно, с небольшими отклонениями).

  • Монетарные условия, которые в целом остаются достаточно жесткими, несколько смягчатся, а повышенная инфляция приобретет затяжной характер. К проинфляционным факторам можно отнести высокие инфляционные ожидания, лаговую структуру волн инфляции и монетарных трансмиссий, а также фискальное стимулирование (последнее будет оказывать менее ощутимое влияние на инфляцию в случае реализации текущих бюджетных планов). В числе дефляционных факторов выделим жесткую монетарную политику и постепенную стабилизацию транспортно-логистических схем.

  • Помимо общего роста неопределенности сохраняется вероятность реализации новых рисков и изменений структурного характера, касающихся источников фондирования, направлений внешней торговли и роли государства в экономике. В совокупности это может заметно отразиться на потенциале экономического роста, валютном рынке, а также на потребительской и промышленной инфляции. Кроме того, нарастает вероятность постепенного изменения структуры и географии товарного экспорта, что уже можно наблюдать на примере усиления роли Китая как основного торгового партнера Казахстана1. Внешний сектор остается при этом долгосрочным источником усиления экономической активности в стране, а факторы его поддержки — это благоприятная конъюнктура на сырьевые товары и приток иностранных инвестиций.


1 По итогам первой половины текущего года Китай стал ключевым торговым партнером Казахстана, а его доля в товарообороте достигла 20,2% (против 18,9% у России). При этом торговля Казахстана с Китаем основана преимущественно на экспорте, тогда как в торговле с Россией преобладает импорт, объемы которого существенно снизились в 2022 году и в первой половине 2023 года.

Таблица 1. Базовый сценарий макроэкономического прогноза на период с 2023 по 2025 год

ПОКАЗАТЕЛИ

ЕД. ИЗМ.

ФАКТ

ОЦЕНКА,
август 2023

ПРОГНОЗ

2020

2021

2022

2023

2024

2025

Ключевые
показатели
внешней
среды

Цена нефти марки Brent
(среднегодовая)

долл./барр.

42

71

101

83

85

78

Мировой ВВП2

% г/г

-3,1

6,0

3,1

2,02,4

1,8–2,4

1,9–2,7

ВВП США

% г/г

-2,8

5,9

2,1

1,21,8

0,6–1,4

0,9–2,1

ВВП Китая

% г/г

2,2

8,4

3,0

4,14,6

3,6–4,4

3,5–4,5

ВВП Евросоюза

% г/г

-5,6

5,6

3,4

0,61,2

1,1–1,7

0,9–1,8

Показатели
производства

ВВП в рыночных ценах

млрд тенге

70 649

83 952

103 766

123 247

148 190

178 212

ВВП в фиксированных ценах

% г/г

-2,50

4,30

3,2

4,4

4,7

5,0

Численность населения

млн чел.

18,9

19,2

19,8

20

20,3

20,63

Промышленный выпуск

% г/г

-0,5

3,6

1,2

3,5

4,2

4,9

Добыча сырой нефти

млн тонн

85,7

85,9

84,1

90

95

103

Показатели 
платежного
баланса

Экспорт товаров

млрд долл.

47

60

85,4

73

73

79

Импорт товаров

млрд долл.

38,1

41,6

49,8

50

51

51

Курс тенге к доллару (среднегодовой)

тенге/долл.

413

493

460

451

479

491

Сальдо счета текущих операций

% ВВП

-3,8

-4,6

3,5

-1,6

-0,5

-0,7

Доходы
и рынок
труда

Средняя заработная плата

тыс. тенге/месяц

213

250

290

350

394

428

Индекс реальных доходов

% г/г

4,3

4,1

7,9

4,6

5

3

Уровень безработицы (среднегодовой)

% от ЭАН3 

5,1

4,9

4,9

4,8

4,8

4,7

Цены и ставка

Инфляция (ИПЦ)

% дек./дек.

7,3

8,4

15

8,7

7

5

Базовая ставка (на конец года)

%

         9,00

         9,75

       16

13

9

7,5

Бюджет и долг

Сальдо госбюджета

% ВВП

-3,8

0,4

-2,1

-2,6

-2,4

-2,1

Государственный долг

% ВВП

29,2

26,2

24,4

23

22

20



2 Методология Всемирного банка, реальный прирост.
3 Экономически активное население.
Источник: АКРА

Экономическая активность

Экономика Казахстана демонстрирует устойчивость и возвращается на траекторию стабильного роста. В 2022 году экономическая активность в стране выросла на 3,2%, а по итогам первой половины 2023 года рост в реальном выражении составил 5% — рекордные темпы за последнее десятилетие. Это обусловлено не только фактором низкой базы начала 2022 года, но и активным привлечением инвестиций в основной капитал, усилением потребительского кредитования (поддержку которому оказывает фискальное расширение), относительно благоприятной внешней конъюнктурой на экспортные товары и, как следствие, стремительным развитием внешней торговли. В целом за прошлый год кредитование экономики выросло на 22%, а внешнеторговый оборот — на 33%.

В первой половине текущего года добыча сырья по темпам роста сблизилась с обрабатывающей промышленностью (3,5–3,7%), несмотря на сокращение добычи на месторождении Кашаган, перебои в работе месторождения Тенгиз и продление ограничений по объемам добычи в рамках соглашения ОПЕК+, по условиям которого Казахстан сократил добычу на 78 тыс. баррелей в сутки. Кроме того, наблюдается рост активности в секторе услуг на фоне низкой базы прошлого года, а также сохраняются высокие темпы развития строительства.

Объем инвестиций в основной капитал в целом по экономике существенно вырос (на 14% в 2022 году и на 18% в первой половине 2023 года), а важную роль с точки зрения роста указанных выше отраслей по-прежнему играет бюджетная политика. Однако в период с 2024 по 2025 год АКРА ожидает умеренные темпы увеличения расходной части бюджета — в среднем на 3% в год против 18%-ного роста в 2021–2023 годах.   

Экономика Казахстана приближается к своему потенциалу по темпам роста на 4–5% ежегодно, и в 2023–2025 годах, как полагает АКРА, реальный ВВП страны будет увеличиваться в границах этого диапазона. В течение прогнозного периода драйверами роста будут добыча сырья (в том числе за счет запуска новых мощностей на месторождении Тенгиз), а также строительство и сфера услуг, которые покажут годовой рост в среднем на 4,9–5,4%.

Несмотря на осложнения внешнеторговой логистики в 2022 году и обострение вопросов безопасности в Центральной Евразии, темпы роста внешней торговли остаются высокими. Однако они могут быть нестабильны в случае реализации рисков введения вторичных санкций или ухудшения инвестиционного климата на фоне расширения географии конфликтов в регионе (такой сценарий АКРА не рассматривает как базовый).

В экономике страны сохраняются жесткие монетарные условия и повышенные инфляционные ожидания, в том числе поэтому основными инвестиционными источниками для предприятий останутся прямые инвестиции и собственные средства.

ВНЕШНИЕ СЧЕТА И ВАЛЮТНЫЙ КУРС

Основная тенденция 2021–2022 годов — резкий рост внешней торговли, особенно товарного экспорта. С 2021 по 2022 год экспорт Казахстана вырос на внушительные 94%, превысив темпы роста, наблюдавшиеся до начала пандемии, на 43%. Товарный экспорт практически вышел на рекордные уровни 2011–2013 годов по объемам4, нивелировав тем самым почти десятилетний период сокращения экспорта.

Товарный импорт также стал крупнейшим по объемам в истории страны. При этом в 2021 и 2022 годах импорт уступал экспорту по темпам роста, благодаря чему чистый экспорт в указанный период оказался в существенном плюсе, а положительное сальдо счета текущих операций в 2022 году составило 7,8 млрд долл. США.

За 2021–2022 годы товарооборот Казахстана вырос на две трети относительно пандемийного 2020 года и составил 135 млрд долл. США к концу 2022-го, почти сравнявшись с рекордными объемами внешней товарной торговли в 2012–2013 годах.

АКРА полагает, что объемы импорта страны будут существенными как в 2023-м, так и в течение прогнозного периода, учитывая активный инвестиционный импорт и рост совокупного спроса на импорт товаров и услуг. С точки зрения экспорта результаты могут оказаться более скромными из-за ценового фактора в отношении экспортируемых Казахстаном углеводородов и металлов, а также в связи с частичным переводом сырьевого экспорта на внутреннее потребление.

Важным фактором для внешних счетов страны является тенденция увеличения выплат по первичным доходам нерезидентов: в 2022-м они выросли на 70% к показателю пандемийного 2020 года и на 12% — по сравнению с 2019 годом. Это говорит о наращивании объемов выработки в добывающих отраслях, что обуславливает отрицательное сальдо текущего счета платежного баланса в 2023–2025 годах.  

Тенденции по выплатам нерезидентам и усилению торгового баланса страны компенсируют друг друга и не создают предпосылок для серьезного давления на национальную валюту, в связи с чем АКРА не видит на данный момент высокой концентрации рисков девальвации. При этом более активная динамика импорта в сравнении с экспортом, высокая инфляция и вероятное постепенное снижение базовой ставки со второй половины 2023-го окажут некоторое давление на курс тенге, который с начала года был относительно стабилен на фоне общего ослабления доллара США и крупных валютных инъекций по линии трансфертов из Национального фонда Республики Казахстан (НФРК): 2,14 трлн тенге в первом полугодии из запланированных на год 4 трлн тенге. Кроме того, со второй половины 2023 года сокращается норма обязательной продажи валютной выручки на рынке со стороны структур квазигосударственного сектора (с 50 до 30%), что также придаст иностранной валюте новый импульс поддержки.


4 Рекордный показатель в 87,8 млрд долл. США был зафиксирован в 2013 году.

МОНЕТАРНАЯ ПОЛИТИКА И ИНФЛЯЦИЯ

Монетарная политика останется жесткой минимум до 2024 года с учетом повышенной инфляции. В 2022 году потребительская инфляция прошла пик, но последовавшее за этим замедление темпов роста цен происходит довольно медленно, что связано с лаговыми эффектами монетарной политики и активной бюджетной политикой в части увеличения социальных расходов и зарплат бюджетников. Реальные денежные доходы населения выросли в прошлом году на 2,8%, а реальный рост средней заработной платы составил те же 2,8%.

Подробнее в аналитическом комментарии АКРА «Монетарная политика Казахстана: на пути к долгосрочной жесткости» от 4 июля 2022 года.

Несмотря на ослабление давления со стороны внешних цен с учетом падения индекса ФАО5 и перестройки глобальных логистических цепочек, потребительская инфляция остается повышенной. Это обусловлено ростом цен на услуги ЖКХ и энергоносители6, высокими инфляционными ожиданиями, а также наращиванием госрасходов и кредитования населения7. Со второй половины 2023 года инфляция замедлится, поскольку снизится давление меняющейся конъюнктуры внешних рынков и завершится адаптация экономики страны к шокам 2022 года (хотя фоновое давление инфляционных ожиданий пока сохраняется, как и разрывы отдельных логистических цепочек).

Базовая ставка вновь стала положительной в реальном выражении и, как ожидается, останется таковой на горизонте прогноза АКРА до 2025 года. Регулятор пересмотрел среднесрочные таргеты по инфляции: теперь они составляют 4–5% на 2023–2024 годы и 3–4% с 2025 года. Монетарная политика остается достаточно жесткой, однако во второй половине 2023 года и в начале 2024 года возможно незначительное снижение базовой ставки, которая может выйти на уровень однозначных показателей во второй половине 2024-го или в 2025 году.

По оценкам Агентства, в 2023 году среднегодовой рост ИПЦ составит 14–15%, а затем замедлится до 7–8% в 2024 году и до 5–6% — в 2025-м.

АКРА не ожидает существенных или частых валютных интервенций со стороны регулятора, поскольку в текущих условиях нет предпосылок к смене валютного режима. При отсутствии внешних валютных шоков регулятор будет придерживаться данного подхода на протяжении всего прогнозного периода.


5 В июне 2023-го индекс продовольственных цен ФАО составил 122 пункта после достигнутого весной 2022 года пика в 160 пунктов.
6 В связи с резким оттоком с рынка существенных объемов топлива правительство Казахстана в апреле 2023 года повысило максимальные цены на горюче-смазочные материалы (убрало ценовой «потолок») для защиты внутреннего рынка путем возврата к паритету цен.
7 В первой половине 2023-го номинальный рост кредитования населения составил 29% в сопоставлении год к году.

БЮДЖЕТНАЯ ПОЛИТИКА И ГОСДОЛГ

С 2024 года может завершиться многолетний период бюджетного расширения и процикличности бюджета, а зависимость бюджета от трансфертов снизится. Активный рост экономики стимулирует прирост доходов: так, в первой половине 2023 года налоговые поступления в госбюджет выросли на 25,6% к показателю за тот же период 2022-го, продолжив тем самым прошлогоднюю тенденцию, когда рост составил 28% год к году. Этому способствуют как повышение качества налогового администрирования и его цифровизация, так и сокращение доли теневой экономики8.

При этом рост совокупных поступлений в бюджет с января по июнь 2023-го оказался умеренным по сравнению с первой половиной 2022 года (+15%), что объясняется слабой динамикой неналоговых поступлений.

Расходная часть бюджета растет темпами, сопоставимыми с налоговыми поступлениями (на 26% в первом полугодии), но заметно опережает динамику совокупных доходов. Во многом это связано с наращиванием фонда заработной платы работников бюджетной сферы, увеличением расходов на социальную политику, а также с обслуживанием госдолга.

В трансфертной части бюджета Казахстана в 2024 году ожидается сокращение гарантированного трансферта из НФРК, а с 2025 года целевой трансферт вовсе не предполагается. В результате будет достигнут умеренный рост совокупных доходов (на 3–4% в год) при соразмерном увеличении расходной части бюджета и практически неизменном дефиците.

Тенденция умеренного использования трансфертной части госбюджета приведет к выводу ненефтяного дефицита с текущих 7–8% на уровень 5,5–6% в 2025 году. Следовательно, зависимость бюджета от волатильной сырьевой части как источника пополнения снизится.

Агентство не ожидает увеличения государственного долга Казахстана, учитывая динамичный рост номинального ВВП. По оценкам АКРА, в течение прогнозного периода госдолг страны будет составлять 20–25% ВВП.


8 Согласно заявлению министра финансов Казахстана Ерулана Жамаубаева (от 21.04.2023), за 2020–2022 годы доля теневой экономики страны сократилась с 27 до 19,75%, обеспечив тем самым 2 трлн тенге дополнительных поступлений в бюджет.

РИСКИ ДЛЯ РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГНОЗНОГО СЦЕНАРИЯ

В 2022 году в экономике Казахстана реализовались такие структурные риски, как импорт инфляции, технологические сбои в транспортировке сырья на внешние рынки и давление на курс тенге на фоне дисбаланса на валютном рынке России. Кроме того, в конце прошлого года наблюдалась слабая ценовая динамика на базовое экспортное сырье страны, что наряду с периодическими остановками добычи на некоторых месторождениях обусловило негативную динамику в горнодобывающей промышленности (снижение производства на 0,9% год к году в реальном выражении).

На горизонте прогноза до 2025 года АКРА выделяет четыре основных риска с точки зрения перспектив реализации прогнозного сценария.

1. Возможное осложнение ситуации с экспортно-торговыми путями в рамках базового коридора транспортировки нефти из Казахстана через Новороссийский морской торговый порт. Реализация этого риска привела бы к ослаблению текущего счета и усилению давления на тенге, став сдерживающим фактором для роста экономики страны.

2. Потенциал ослабления российской валюты, который несет в себе риск увеличения товарного импорта при одновременном сокращении экспорта в Россию. В августе 2023-го курс рубля к тенге составил 4,4–4,6, что на 35% ниже среднего курса за 2022 год (с января по май текущего года рубль стоил от 5,5 до 7 тенге). Это создает определенное валютное давление, которое в дальнейшем может усилить дисбаланс текущего счета и стать долгосрочным фактором, препятствующим развитию промышленного производства.

3. Слабая бюджетная дисциплина с точки зрения нацеленности на консолидацию бюджетной политики в средне- и долгосрочной перспективе. Рост расходной части госбюджета на 23–24%, сопоставимый с кризисным 2020 годом, уже сказался на инфляционных ожиданиях и увеличил временной лаг в проявлении эффектов, влияющих на ценовое поведение в экономике. Продолжительное наращивание расходной части бюджета в диапазоне двузначных показателей может усилить указанные тенденции и зафиксировать их на продолжительный период времени.  

4. Вероятность подпасть под действие вторичных экономических санкций на отраслевом уровне — четвертый по последовательности, но не по значимости фактор риска, способный негативно отразиться на нарастающих возможностях обрабатывающей промышленности Казахстана и объемах внешней торговли.

Вероятность реализации указанных рисков нельзя назвать очень высокой, однако они сохранят свою актуальность в течение прогнозного периода.

Рисунок 1. Поддержку росту ВВП в 2023 году оказывают строительство и добыча сырья, а в прогнозном периоде — сфера услуг


Источник: АКРА

Рисунок 2. Монетарные условия остаются довольно жесткими


Примечание: КЭИ — краткосрочный экономический индикатор, составляющий около 60% ВВП.
Источник: НБРК, БНС АСПР РК, расчеты АКРА

Рисунок 3. Счет текущих операций платежного баланса Казахстана


Источник: НБРК, расчеты АКРА

Рисунок 4. Внешняя торговля Казахстана с Россией


Источник: БНС АСПР РК, расчеты АКРА 

Рисунок 5. Доли России и Китая во внешней торговле Казахстана


Источник: БНС АСПР РК, расчеты АКРА

Рисунок 6. Совокупный торговый баланс Казахстана


Источник: НБРК, расчеты АКРА

Версия для печати
Скачать PDF

Аналитики

Жаннур Ашигали
Директор — руководитель проекта по взаимодействию со странами Средней Азии, группа суверенных и региональных рейтингов
+7 (495) 139 03 02
Елена Анисимова
Старший директор — руководитель группы суверенных и региональных рейтингов
+7 (495) 139 04 86
Светлана Паничева
Руководитель службы внешних коммуникаций
+7 (495) 139 04 80, доб. 169
Мы защищаем персональные данные пользователей и обрабатываем Cookies только для персонализации сервисов. Запретить обработку Cookies можно в настройках Вашего браузера. Пожалуйста, ознакомьтесь с условиями использования файлов cookie на этом веб-сайте, перейдя по ссылке.