Сектор

Устойчивое развитие

Тип

Аналитический комментарий

На фоне общей геополитической турбулентности наблюдается не кризис внутрироссийской ESG-повестки, а переоценка подходов к данной тематике в целом.

В 2021 году — незадолго до начала изменений в геополитической обстановке — волна ESG-инвестирования и ESG-оценок достигла российского финансового рынка. В Европе, Америке и Азии бум присвоения ESG-оценок и выпуска финансовых инструментов с привязкой к целям устойчивого развития продолжался как минимум последние пять или шесть лет.

Количество компаний, оцениваемых крупнейшими провайдерами ESG-данных и рейтингов, год от года росло. К марту 2022-го в базах данных двух крупнейших провайдеров ESG-рейтингов — Sustainalytics и MSCI — было, соответственно, свыше 14 и 11,5 тыс. компаний, финансовые инструменты которых обращались на развитых рынках капитала. Взрывными темпами росло и количество альтернативных провайдеров ESG-оценок, рейтингов, скоринговых продуктов, а также консультантов по взаимодействию с ESG-агентствами. По данным Morningstar, на сегодняшний день активы в размере около 2,7 трлн долл. США находятся под управлением более чем 2,9 тыс. так называемых ESG-фондов. Только в четвертом квартале 2021 года в сектор поступило около 142,5 млрд долл. США. По сути, в мире родилась новая финансово-консультационная индустрия оценок, верификаций и различных баз данных в области ESG.

На сегодняшний день активы в размере около 2,7 трлн долл. США находятся под управлением более чем 2,9 тыс. так называемых ESG-фондов.

Однако задолго до начала изменений в геополитической обстановке подходы, методики и транспарентность провайдеров ESG-оценок, как и сама концепция ESG-инвестирования, стали вызывать вопросы у отдельных представителей академического и профессионального сообщества. Обилие и, что самое важное, низкая взаимная корреляция ESG-рейтингов позволяли компаниям выбирать для публичного общения с инвесторами и потребителями те оценки, согласно которым компания выглядела бы наиболее привлекательно, и напротив — скрывать низкие рейтинги.

Комплекс проблем, связанных с низкой прозрачностью и корреляцией ESG-оценок, негативно влиял на степень доверия к ESG-фондам акций и облигаций, а также на стимулы для самих компаний работать над улучшением своих объективных ESG-метрик, таких как загрязнение окружающей среды или уровень травматизма.

Еще до начала изменений в геополитической обстановке ряд национальных финансовых регуляторов и наднациональных организаций выступили за выработку общих подходов к регулированию сферы ESG-оценок, рэнкингов и рейтингов.

Еще до начала изменений в геополитической обстановке ряд национальных финансовых регуляторов и наднациональных организаций (например, IOSCO) выступили за выработку общих подходов к регулированию сферы ESG-оценок, рэнкингов и рейтингов. Дошло до того, что регулирующие органы США и Германии начали официальное расследование относительно «гринвошинга» в управляющей компании DWS (входит в группу Deutsche Bank).

Текущие события, по оценкам АКРА, несколько замедлят процесс внедрения регулирования ESG-финансов на западных рынках капитала, но не остановят его. В ЕС уже внедрен ряд документов обязательного характера — прежде всего Sustainable Finance Disclosure Regulation (SFDR), EU Green Taxonomy, European Green Bond Standard (EUGBS), — содержащих набор требований к участникам финансового рынка, связанных в том числе с использованием внешних ESG-оценок, а также с требованием по раскрытию информации о структуре фондов, которые именуют себя «ESG-ориентированными».

Аналогичные процессы наблюдаются и на американском финансовом рынке. Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) в 2022 году опубликовала проект регулирования, согласно которому инвестиционные консультанты и фонды, ориентированные на ESG, должны будут предоставлять инвесторам подтвержденные и сопоставимые данные об ESG-метриках, на которые нацелен данный фонд. В теории это должно снизить долю «гринвошинга» на американском финансовом рынке и по своей сути является аналогом европейского регулирования по раскрытию информации об устойчивом финансировании (SFDR).

Снижение или отзыв ESG-рейтингов иностранными провайдерами из-за принадлежности компаний к российской юрисдикции (даже если данные компании не были аффилированы с государством) вызвало дополнительные вопросы к их методикам и процедурам. До начала 2022 года российские эмитенты ценных бумаг в основном улучшали свои позиции в международных рейтингах и рэнкингах. Более того, улучшение позиций в рейтингах стало учитываться в системах оценки эффективности отдельных подразделений компаний и руководства. Масштабное снижение рейтингов практически «обнулило» результаты работы за много лет.

Прежних драйверов российской ESG-повестки в виде иностранных инвесторов долгое время не будет.

В текущих условиях профессиональное сообщество активно обсуждает вопрос потребности в ESG-оценках в России. Очевидно, что прежних драйверов в виде иностранных инвесторов долгое время не будет.

За последние три месяца в профессиональной среде начал формироваться определенный консенсус относительно возможных драйверов, способных хоть как-то сохранить повестку в области ESG.

Потребность в ESG-оценках с перспективами выхода компаний на финансовые рынки Азии и Ближнего Востока, о которых в последнее время много говорят (поскольку требования этих бирж иногда более жесткие, чем у европейских), по мнению АКРА, переоценена. Во-первых, эти рынки плотно интегрированы в международную повестку, а потому работа с компаниями из России для них несет в себе санкционные риски. Во-вторых, биржи Азии — особенно Китая — обладают собственным набором консультантов, верификаторов и агентств, получение ESG-оценок от которых необходимо для привлечения финансирования на этих рынках.

Однако, по наблюдениям АКРА, запрос российских компаний на ESG-оценки, рэнкинги и скоринговые продукты сохраняется по ряду причин. Во-первых, для некоторых компаний ESG-повестка является неотъемлемой частью корпоративной культуры, и они не планируют от нее отказываться. Таким компаниям нужен набор метрик, рэнкингов и рейтингов, позволяющий им продолжать сравнивать себя с глобальными и национальными отраслевыми лидерами. Многие иностранные провайдеры прекратили предоставление такой экспертизы российским компаниям, так что временная замена на российского провайдера возможна с целью обеспечения преемственности практик и процедур.

АКРА ожидает, что в 2022 году на рынок выйдут минимум семь эмитентов ESG-облигаций (включая «зеленые», «адаптационные» и облигации устойчивого развития) с совокупным объемом не менее 6 млрд руб.

Аналогичным образом обстоит дело с эмитентами «зеленых» и социальных облигаций, а также облигаций устойчивого развития. Компании, которые рассматривали возможность выпуска данных инструментов до момента изменения геополитической обстановки, не отказываются от своих планов и по мере снижения ключевой ставки выйдут на рынок с этими финансовыми инструментами. Если Банк России продолжит цикл снижения ключевой ставки до конца года и у эмитентов появится возможность размещения, АКРА ожидает, что в 2022 году на рынок выйдут минимум семь эмитентов ESG-облигаций (включая «зеленые», «адаптационные» и облигации устойчивого развития) с совокупным объемом не менее 6 млрд руб.

Во-вторых, сохраняется потребность компаний крупного бизнеса в оценке своих цепочек поставщиков не только по уровню финансовой надежности, но и с точки зрения ESG-рисков.

В-третьих, внешние оценки от независимых национальных провайдеров могут быть интересны ряду государственных и квазигосударственных структур (например, ВЭБ.РФ, который планирует сохранить тему развития «зеленых» финансов в качестве приоритетной для себя).

В-четвертых, к концу 2021 года в России был создан свод национальных правил и стандартов в ESG-сфере. Осенью 2021-го принята национальная таксономия «зеленых» проектов, включающая в себя раздел специфичных для российской экономики «адаптационных» проектов. Разработана первая версия социальной таксономии, разработаны и планируются к актуализации справочники по наилучшим доступным технологиям (одна из основ для критерия «зеленых» финансов). Целый ряд документов, пусть и носящих рекомендательный характер, был разработан Банком России, в том числе рекомендации по раскрытию связанной с климатом информации для участников финансового рынка.

Хотя большая часть указанных документов носит рекомендательный характер и не привязана к конкретным инструментам стимулирования или, напротив, административного давления, они закладывают основу национальных стандартов в сфере устойчивого финансирования. Кроме того, сейчас разрабатываются национальные стандарты «зеленого» строительства для жилой и коммерческой недвижимости, которые заменят ушедшие с российского рынка стандарты BREEAM и LEED.

Если в качестве стимулирующих мер государство будет реализовывать инфраструктурные проекты, то их реализация целесообразна только с учетом ключевых социальных и экологических факторов.

Какова роль ESG-повестки на этапе посткризисного восстановления российской экономики и в период структурных трансформаций? Несмотря на ряд предложений по смягчению экологических требований для новых и действующих предприятий, в средне- и долгосрочной перспективе вопросы экологической и социальной ответственности бизнеса не уйдут из повестки. В частности, если в качестве стимулирующих мер государство будет поддерживать инфраструктурные проекты, то их реализация целесообразна только с учетом ключевых социальных и экологических факторов. В связи с этим было бы неверно отказываться от такого инструмента, как IRIIS, который на протяжении последних двух лет создавал и тестировал ВЭБ.РФ. АКРА принимало активное участие в пилотной апробации данного инструмента и стало единственным верификатором, который принял участие в оценке всех трех компонентов методологии: «Экономика и управление», «Качество жизни» и «Экология и климат».

Потенциальная точка роста для ESG-тематики — внедрение оценок экологической и социальной ответственности при госзакупках, как это реализовано в некоторых странах. В ЕС «зеленые» закупки встроены в общую систему закупок, политику и работу государственных органов, отражены в законодательных нормативных актах и национальных планах действий, а сами экологические критерии закупок утверждены в отношении 21 группы продуктов и услуг. В США действует «Программа экологически предпочтительных закупок», разработанная Агентством по охране окружающей среды, которая помогает закупщикам соответствовать экологическим требованиям и стимулировать тем самым рынок «зеленой» продукции. Япония, Китай и Тайвань на уровне законодательства при закупках определенных групп товаров отдают предпочтение тем из них, которые имеют национальный экологический сертификат (экомаркировку).

С высокой долей вероятности аналоги CBAM могут появиться в Китае и других странах, куда сейчас пытаются перенаправить экспортные потоки российские предприятия.

Пока не снимаются с повестки текущие обязательства России в рамках Парижского соглашения по климату. Хотя уже звучат призывы к выходу РФ из данного соглашения, климатическая повестка останется актуальной для российских компаний по ряду внутренних и внешних причин. Прежде всего, далеко не вся российская экспортная продукция подпадает под эмбарго и санкции, в том числе никель, алюминий и ряд других металлов. Следовательно, сохраняется актуальность EU Carbon Border Adjustment Mechanism (CBAM), который планируется вводить в отношении ряда товаров — в частности, алюминия — уже с 2026 года. Кроме того, с высокой долей вероятности аналоги CBAM могут появиться в Китае и других странах, куда сейчас пытаются перенаправить экспортные потоки российские предприятия.

Внутренние драйверы климатической повестки для РФ заключаются в том, что Россия испытывает более серьезное влияние изменения климата, чем многие развитые экономики. Страна располагается в широтах, где потепление климата происходит в два с половиной раза быстрее, чем в среднем на планете, а в Арктической зоне РФ, где расположена часть инфраструктуры крупных компаний, этот процесс идет в четыре-шесть раз быстрее. Наблюдающееся потепление в регионах вечной мерзлоты — одна из основных угроз для инфраструктуры крупнейших российских корпораций, и в будущем это может существенно повлиять на их финансовые показатели. Кроме того, экономический ущерб от лесных пожаров в России, по предварительным подсчетам Минприроды, составил 10,6 млрд руб. в 2021 году; без принятия срочных мер эта цифра будет возрастать.

Наконец, рано или поздно Россия и российский бизнес будут возвращаться в глобальную экономику, которая с высокой долей вероятности к тому моменту станет иной. В апреле 2022 года Еврокомиссия опубликовала план по прекращению зависимости Европы от российских энергоресурсов (REPowerEU) к 2027 году. В документе предлагается действовать по трем основным направлениям: экономия энергии, диверсификация поставок ископаемого топлива и ускорение перехода на более экологичные виды топлива.

Энергопереход в ЕС получит ускорение, несмотря на краткосрочный рост доли угля в энергобалансе ЕС в 2021–2022 годах.

 Для реализации этих мер, по оценкам Еврокомиссии, нужны дополнительные инвестиции в размере 210 млрд евро к 2027 году и 300 млрд евро к 2030 году — это сверх тех объемов средств, которые уже были запланированы по программе сокращения выбросов парниковых газов на 55% к концу десятилетия в сравнении с объемом выбросов в 1990 году. Следовательно, так называемый энергопереход получит ускорение, несмотря на краткосрочный рост доли угля в энергобалансе ЕС в 2021–2022 годах.

Кроме того, по подсчетам IRENA, в период с 2010 по 2019 год стоимость производства киловатт-часа в сфере возобновляемой энергетики снизилась от 82% для фотоэлектрических солнечных электростанций до 29% — для морских ветровых электростанций. Этому в основном способствовало удешевление технологий и расходных материалов. По оценкам АКРА, если цены на нефть и газ долгое время будут находиться на высоком уровне, доля возобновляемой электроэнергетики в ЕС может расти даже более быстрыми темпами, чем происходило бы в прежних геополитических условиях.


Версия для печати
Скачать PDF

Аналитики

Владимир Горчаков
Директор — руководитель группы оценки рисков устойчивого развития
+7 (495) 139 04 80, доб. 132
Светлана Паничева
Руководитель службы внешних коммуникаций
+7 (495) 139 04 80, доб. 169
Мы защищаем персональные данные пользователей и обрабатываем Cookies только для персонализации сервисов. Запретить обработку Cookies можно в настройках Вашего браузера. Пожалуйста, ознакомьтесь с условиями использования файлов cookie на этом веб-сайте, перейдя по ссылке.