Сектор

Страны

Тип

Совместное исследование

  • Снижение совокупного ВВП стран в рамках анализируемой выборки сильно коррелировало со степенью жесткости мер по борьбе с пандемией. Это касается большинства рассматриваемых стран (за некоторым исключением), которые формируют 81% мирового ВВП и на которые приходится 62% мирового населения. Локдауны и другие ограничительные меры привели к сокращению ВВП в среднем на 7,1 п. п. в зависимости от структуры экономики стран и жесткости карантинных мер.
  • Среди наиболее пострадавших отраслей — транспорт, строительство, добыча полезных ископаемых и сфера услуг. К наименее пострадавшим секторам относятся розничная торговля и производство, которые в разной степени восстановились во второй половине 2020 года.
  • Большинство стран координировали введение карантинных мер. В крупных экономиках связанные с пандемией ограничения действовали на протяжении практически всего 2020 года. Ограничительные меры были максимально ослаблены летом, но осенью снова ужесточены на фоне второй волны COVID-19. Во время первой волны пандемии месяцем действия наиболее жестких карантинных мер в большинстве стран был апрель.
  • Неравномерность реализации программы вакцинации может оказать негативное влияние на экономики разных стран. Вероятность начала третьей волны пандемии коронавируса достаточно высока, и наибольший урон она может нанести тем странам, где скорость вакцинации низкая и коллективный иммунитет населения еще не выработался. Различия в скорости вакцинации в целом по миру могут замедлить формирование популяционного иммунитета к COVID-19 в ряде стран, в связи с чем процесс восстановления экономики и фискальной стабилизации будет крайне неравномерным.

АКРА и Golden Credit Rating планируют опубликовать несколько совместных исследований о влиянии пандемии COVID-19 на экономическую активность и государственные финансы. Данный аналитический комментарий открывает серию таких публикаций. Ранее АКРА и Golden Credit Rating выпускали совместные исследования о структуре рынка облигаций России и Китая (документы доступны по ссылкам 1, 2, 3).

Сокращение совокупного ВВП, за редким исключением, сильно коррелировало с жесткостью противопандемийных мер

В рамках настоящего исследования в выборку попали 27 стран, которые представляют собой десять крупнейших экономик мира, топ-10 в ЕС, все страны БРИКС, топ-10 в Азии и некоторые страны СНГ. Рассматриваемые страны формируют 81% мирового ВПП, на них также приходится 62% мирового населения.

Величина снижения ВВП рассчитывается как разница между темпами роста реального ВВП, прогнозируемыми МВФ, и его фактическим ростом в 2020 году.

Рисунок 1. Между средней жесткостью противопандемийных мер в 2020 году и снижением ВВП прослеживается четкая корреляция (за некоторым исключением)

Источник: национальные статистические службы, АКРА, Golden Credit Rating

В большинстве стран потери экономики более или менее соответствовали жесткости введенных карантинных мер (см. рис. 1). Однако были и исключения. Несмотря на сравнительно высокий уровень жесткости противопандемийных мер, четыре страны — Китай, Турция, Вьетнам и Казахстан — понесли гораздо меньшие потери, чем другие, тогда как Швейцария столкнулась с большим спадом.

Мы оценивали потери ВВП, связанные с противовирусными ограничениями в 2020 году, путем сравнения разницы между фактическими (или по крайней мере ожидаемыми на основе первых трех кварталов) темпами роста реального ВВП стран в анализируемой выборке и прогнозируемыми (до момента введения карантинных мер).

Из четырех вышеупомянутых стран Вьетнаму (2,9%), Китаю (2,3%) и Турции (1,8%) удалось сохранить положительные темпы роста, хотя и более низкие, чем ожидалось изначально; экономика Казахстана сократилась на 2,6%. Экономический рост, пусть и скромный, позволил первым трем странам сократить разницу между ожидавшимся в начале 2020 года уровнем ВВП и фактически сложившимся.

Китаю удалось избежать падения ВВП благодаря высокой эффективности мер по сдерживанию COVID-19, внешнему спросу на определенные китайские товары, фискальным мерам стимулирования, направленным на инвестиции в инфраструктуру, и развитому рынку электронной торговли. В Турции фактором, компенсирующим действие карантинных мер, стали вливания относительно дешевых денег в экономику. Что касается Вьетнама, то важную роль сыграли эффективное сдерживание распространения пандемии и рост промышленного производства, дополнительную поддержку которому оказало соглашение о свободной торговле с ЕС, вступившее в силу летом 2020 года. Меньшие потери Казахстана можно объяснить ростом обрабатывающей промышленности, связанным в том числе с запуском новых производств (к примеру, в автомобилестроении), а также усилиями правительства по стимулированию строительства.

Потери Швейцарии, оказавшиеся более значительными, чем ожидалось при таком уровне карантинных мер (менее жесткие ограничения по сравнению с другими странами в анализируемой выборке), можно связать с небольшим размером и открытостью экономики страны, восприимчивой к внешним шокам. Тем не менее, по сравнению с другими европейскими государствами, которые являются ее основными торговыми партнерами, замедление роста ВВП Швейцарии было не таким резким.

По нашим оценкам, сокращение ВВП из-за связанных с пандемией ограничений в 2020 году в среднем составило 7,1 п. п. Это усредненное значение не показывает минимальный и максимальный уровни: как говорилось ранее, ряду стран удалось увеличить ВВП, несмотря на экономические последствия COVID-19, тогда как другие понесли намного больший урон по сравнению со средним показателем (см. рис. 2).

В число наиболее пострадавших входят такие страны, как Индия (-14,8%), Филиппины (-15,7%), Испания (-12,7%) и Великобритания (-11,5%). В указанных странах применялись самые жесткие меры по борьбе с коронавирусом среди всех стран, указанных в нашей выборке (см. рис.1).

Рисунок 2. Масштаб потерь ВВП в 2020 году значительно отличался для разных стран

Источник: национальные статистические службы, АКРА, Golden Credit Rating

В целом, как показывает рис. 2, страны Западной Европы раньше многих других столкнулись с пандемией и, следовательно, были вынуждены бороться с экономическими последствиями коронавируса большую часть года, в результате чего некоторые из них оказались в верхней части спектра потерь ВВП в 2020 году. Вместе с тем они, как правило, применяли жесткие карантинные меры, за исключением Швеции, придерживавшейся бескарантинной политики в первой половине года.

Страны Восточной Азии в целом более успешно сдерживали распространение коронавируса в первые месяцы пандемии, что отражается в более высоких показателях реального ВВП. Основная часть стран Восточной Европы и СНГ находится в середине спектра, что отражает как их средние успехи в сдерживании пандемии, так и отличия структуры их экономик от стран Западной Европы, где сектор услуг представлен более заметно.

Что касается влияния пандемии на различные отрасли, то в целом наиболее пострадавшими отраслями в 2020 году по сравнению с 2019 годом (см. рис. 3) оказались транспорт (-10,7%), строительство (-7,4%), добыча полезных ископаемых (-7,4%) и сфера услуг (-7,7%). Обрабатывающая промышленность и розничная торговля также пострадали от ограничительных мер, однако во второй половине 2020 года им удалось в разной степени восстановиться.

Крупнейшие экспортеры нефти и газа пострадали от мер, принятых в рамках сделки ОПЕК+, в частности от ограничения добычи нефти с мая 2020 года. Негативные последствия сделки отражены в данных сектора добычи полезных ископаемых, в том числе сектора производства нефтепродуктов, и в показателях оптового товарооборота в рассматриваемых странах.

Рис. 3 демонстрирует динамику индекса производства посредством свечного графика. Крестиками обозначены средние значения, линиями внутри прямоугольников — медианные значения, прямоугольники означают два средних квартиля в распределении. Каждый круг представляет собой отдельно взятую страну.

Рисунок 3. Транспортная отрасль пострадала от карантинных мер 2020 года больше остальных

Источник: национальные статистические службы, АКРА, Golden Credit Rating

Показатели сектора розничной торговли в 2020 году в определенной мере отражают степень жесткости карантинных мер. Во время первой волны пандемии в странах с наиболее жесткими мерами товарооборот сократился почти на 50%, тогда как в странах со средним уровнем жесткости мер в некоторых случаях наблюдалось снижение на менее чем 10%, либо снижение вообще не фиксировалось. В течение второй волны снижение показателей в секторе было не таким выраженным по сравнению с первой волной.

Что касается других отраслей, то от ограничений пострадало и обрабатывающее производство. Страны, в которых данная тенденция не наблюдалась, обладают уникальными характеристиками обрабатывающей промышленности (например, Сингапур), а основные сегменты (например, биомедицина и фармацевтика) в целом не пострадали от пандемии COVID-19. Во время второй волны большинству стран удалось в разной степени восстановить свою промышленность, хотя средние показатели за 2020 год все же в основном отрицательные.

Обобщая доступные статистические данные, мы выявили по меньшей мере четыре структурных особенности, которые могли быть причиной более значительных потенциальных экономических потерь стран от пандемии COVID-19 по сравнению со средними показателями:

  • уровень зависимости от внешнего туризма выше среднего, что отражается в очень значительной доле внешнего чистого денежного потока от этого вида деятельности в платежном балансе страны (например, в Испании);
  • недостаточная коечная мощность медицинских учреждений или отсутствие равного для всех доступа к медицинским услугам, что в большинстве случаев приводило к более высокому уровню смертности и более жестким и длительным карантинным мерам (например, в Великобритании, Бразилии и Италии);
  • более высокая доля инвестиционно ориентированных товаров в промышленности страны (например, в Германии и Швейцарии);
  • исторически низкая доля онлайн-бизнеса в секторах розничной торговли и финансовых услуг.

В некоторых случаях фактический размер потерь оказывался ниже потенциально возможного благодаря эффективной политике, структуре экономики или экспорта или же меньшему уровню карантинных ограничений.

Краткая история пандемии и введения карантинных ограничений

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) присвоила COVID-19 статус пандемии 11 марта 2020 года. В течение следующих десяти дней большинство стран начали активно вводить карантинные ограничения, чтобы сдержать распространение вируса, случаи заражения которым наблюдались практически повсеместно. К 20 марта более чем в 100 странах индекс жесткости карантина, рассчитываемый Оксфордским университетом (Oxford COVID-19 Government Response Tracker), достиг отметки в 50 пунктов: были закрыты школы, введен запрет на путешествия и проведение массовых мероприятий. В середине апреля индекс подскочил примерно до 80 пунктов, достигнув максимума за время пандемии (см. рис. 4).

С 22 июня все большее число стран начали ослаблять ограничительные меры. Однако с октября 2020-го с учетом второй волны пандемии карантинные ограничения вновь были введены, хотя и оказались менее жесткими, чем в первую волну. С конца 2020 года ряд европейских стран (Германия, Великобритания и Нидерланды) существенно усилили ограничения, связанные с карантином, на фоне ожиданий третьей волны пандемии, отчасти обусловленных появлением новых штаммов вируса.

Различия статистических данных по COVID-19 в разных странах (в частности, относительно доли обследованного населения с применением тех или иных тестов на коронавирус) затрудняют проведение сравнительного анализа. Однако, по мнению АКРА, число зарегистрированных случаев заражения в каждой отдельно взятой стране примерно отражает скорость распространения вируса.

Рисунок 4. В апреле 2020 года большинством стран были введены наиболее жесткие карантинные ограничения

Источник: Oxford COVID-19 Government Response Tracker, АКРА, Golden Credit Rating

Процесс вакцинации может обусловить различные темпы восстановления экономик разных стран в 2021 году

Во время второй волны пандемии коронавируса с осени 2020-го до зимы 2021 года число заболевших существенно возросло. Среди наиболее пострадавших стран оказались Швейцария, Великобритания и Испания (см. рис. 5). Тем не менее, карантинные мероприятия были менее жесткими, чем в первой половине 2020 года, что обусловило менее серьезные последствия для экономики. Однако произошло это за счет снижения ограничений по распространению COVID-19.

С февраля 2021 года количество новых заражений ощутимо снизилось, что дает основания предполагать завершение второй волны пандемии. При этом вероятность формирования третьей глобальной волны достаточно высока поскольку коллективный иммунитет к вирусу в целом по миру остается слабым с учетом низких темпов вакцинации населения во многих странах. Как показано на рис. 5, ряд европейских стран (например, Польша, Швеция и Франция) уже переживают третью волну пандемии коронавируса.

Рисунок 5. Вторая волна оказалась существенно сильнее по числу заразившихся, но последние данные говорят о том, что эта волна практически сошла на нет

Источник: Our World in Data, АКРА, Golden Credit Rating

Процесс вакцинации, запущенный многими странами в начале 2021 года, пока не приобрел такого масштаба, чтобы можно было говорить об окончании пандемии. Абсолютными лидерами по темпам вакцинации населения стали Израиль и ОАЭ, где на десятое апреля 2021-го было применено 118 и 91 доза вакцины на 100 человек соответственно.

По состоянию на ту же дату Великобритании и США удалось сократить свое отставание от лидеров по данному показателю: 58 и 55 дозы на 100 человек соответственно (см. рис. 6). Однако средний по миру показатель вакцинации на сотню жителей составляет лишь 10, что представляется недостаточным для отказа от практики периодического введения административных ограничений (локдауна) в разных странах. Подобный разрыв между лидерами и средним по миру показателем во многом связан со скоростью вакцинации, которая в свою очередь зависит от степени доверия людей к вакцине или вакцинам, применяемым в той или иной стране, численности населения и достаточности количества доз.

Рисунок 6. В нашей выборке стран на 10.04.2021 по количеству доз вакцины лидируют Великобритания и США

Источник: Our World in Data

Абсолютными лидерами по темпам вакцинации населения являются Израиль и ОАЭ, однако они не включены в нашу выборку.

Принимая во внимание скорость вакцинации в большинстве стран, нельзя исключить вероятности более сильных по сравнению с предыдущими волн пандемии в тех из них, где доля вакцинированного населения мала. Поскольку страны демонстрируют разную степень устойчивости к пандемии, можно ожидать, что карантинные ограничения по уровню жесткости будут заметно отличаться в страновом разрезе, а процесс их введения в 2021 году в целом по миру окажется менее скоординированным. Все это обусловит неравномерность восстановления экономики в текущем году. В дальнейшем ситуация будет зависеть от того, как быстро большинство стран смогут провести вакцинацию населения и снизить благодаря этому влияние коронавируса на национальные экономики.

Версия для печати
Скачать PDF

Аналитики

Ростислав Ерзин
Младший аналитик, группа суверенных рейтингов и макроэкономического анализа
+7(495) 139-0480, доб. 172
Дмитрий Куликов
Директор, группа суверенных рейтингов и макроэкономического анализа
+7 (495) 139 04 80, доб. 122
Алексей Чурилов
Менеджер по внешним коммуникациям
+7 (495) 139 04 80, доб. 169
Мы защищаем персональные данные пользователей и обрабатываем Cookies только для персонализации сервисов. Запретить обработку Cookies можно в настройках Вашего браузера. Пожалуйста, ознакомьтесь с условиями использования файлов cookie на этом веб-сайте, перейдя по ссылке.