Уголь — есть ли перспективы?

Запасов хватит России на 370 лет, но необходимость снижения выбросов СО2 и ответственное инвестирование (ESG) ставят под вопрос перспективы угольной промышленности в долгосрочной перспективе

  • Несмотря на то что уголь остается вторым по важности видом топлива для производства энергии в мире, его доля неуклонно снижается с 2014 года, что связано с инициативами многих ведущих экономик мира, направленными на снижение выбросов парниковых газов. По оценкам Международного энергетического агентства (далее — МЭА), потребление угля в 2020-м сократилось на 7% г-к-г вследствие снижения потребления электроэнергии. На фоне роста спроса на возобновляемые источники энергии (далее — ВИЭ) на 0,9% во время пандемии коронавируса падение спроса на уголь выглядит значительным.
  • Растущая популярность ESG в мире только ускорит отказ от твердых углеводородов. Многие крупные инвестиционные фонды и банки в рамках проводимой политики ESG прописывают в своих инвестиционных декларациях запрет на инвестирование средств в проекты, связанные с добычей и использованием твердых углеводородов. В дальнейшем это приведет к росту стоимости фондирования для существующих месторождений и, возможно, будет означать прекращение разработки новых месторождений.
  • Означает ли это конец эпохи угля? Пока, скорее всего, нет. Использование угля в энергобалансе особенно значительно (47%) в быстрорастущих странах Азиатско-Тихоокеанского региона (далее — АТР), на долю которых приходится 44% потребляемой энергии в мире. Уголь также формирует весомую долю в выработке электроэнергии в таких регионах, как Африка (22%), СНГ (14%) и ЕС (13%). С учетом ряда сложностей можно предположить, что уголь останется одним из ключевых источников энергии в среднесрочной перспективе (5–10 лет).
  • Согласно данным BP на конец 2019 года, Россия занимает второе место (15%) в мире после США по запасам угля. С учетом достигнутого уровня добычи совокупных запасов угля в РФ хватит на 370 лет. Но даже если запасов, добыча и транспортировка которых рентабельны, достаточно лишь на несколько десятилетий, государственная поддержка угольной промышленности в части развития железнодорожной и портовой инфраструктуры оправдана, так как отрасль обеспечивает значительное число рабочих мест и является весомым источником экспортной выручки для страны.
  • Волатильность цен на уголь — главный риск-фактор. Длительные периоды низких цен — основной фактор риска для освоения новых перспективных угольных месторождений, особенно тех, где необходимо развитие транспортной и терминальной инфраструктуры. Однако пока российские угольные компании в среднем сохраняют конкурентные позиции по себестоимости.

Доля угля в мировом энергобалансе неуклонно снижается

Потребление угля в мировом производстве энергии в 2019 году сократилось на 0,6% г-к-г, а его доля в глобальном энергобалансе снизилась на 0,6 п. п (до 27%), что стало минимальным значением за последние 16 лет. Тенденция снижения значимости угля в рамках мирового производства энергии сохранится в результате принятой многими странами, в частности европейскими, доктрины, направленной на снижение выбросов парниковых газов и увеличение доли ВИЭ.

Рисунок 1. Структура мирового производства энергии по видам топлива

Источник: BP

По оценкам МЭА, мировое потребление угля в 2020 году уменьшилось на 7% г-к-г вследствие снижения потребления электроэнергии. На фоне роста спроса на ВИЭ на 0,9% за указанный период глубина падения спроса на уголь выглядит значительной.

Программы ряда стран, предусматривающие замещение угольной энергогенерации более экологичными энергоустановками, работающими на газе или за счет ВИЭ, приведут к закрытию к 2025 году угольных электростанций общей мощностью 275 ГВт по всему миру, из которых 100 ГВт будет приходиться на США и 75 ГВт — на страны ЕС.

При этом, если раньше традиционные энергоустановки, работающие на угле или газе, имели очевидное преимущество по стоимости строительства перед энергоустановками, работающими за счет ВИЭ, то со временем, с учетом развития и совершенствования технологий строительства «зеленых» энергоблоков, это преимущество стало не столь ощутимым. Кроме того, некоторые виды энергоустановок, работающих за счет ВИЭ, отличаются значительно более низкими эксплуатационными расходами по сравнению с угольными энергоустановками.

Таблица 1. Удельные расходы на строительство и обслуживание электростанций в ЕС в 2018 году

 

Расходы

на строительство

(долл. США/кВт)

Расходы на ремонт

и обслуживание

(долл. США/МВт*ч)

Стоимость

электроэнергии

(долл. США/МВт*ч)

Атомные станции

6 600

35

150

Угольные станции

2 000

45

120

Газовые станции

1 000

60

90

Солнечные панели

1 090

15

110

Наземные ветряные станции

1 950

20

95

Надводные ветряные станции

4 920

20

140

Источник: МЭА

Таким образом, замещение угля, характеризующегося самым высоким уровнем выделения СО2, более экологичными источниками энергии является лишь вопросом времени.

ESG ускорит отказ от угля

Инвестирование средств в разработку угольных месторождений теряет свою актуальность. Набирающая популярность по всему миру политика ответственного инвестирования ставит запрет для многих мировых инвестиционных фондов и банков на вложение средств в угольные проекты. Это касается не только новых проектов, но и покупки долговых инструментов существующих компаний. В перспективе это приведет к росту стоимости заемного капитала для угольных компаний и, возможно, будет означать прекращение разработки новых месторождений. Пострадают при этом не только угольные компании, но и компании из смежных отраслей, которые, например, занимаются перевозкой, перевалкой и складированием угля. Так, в конце 2020 года, когда ОАО «РЖД» (AAA(RU), прогноз «Стабильный») разместило «зеленые» облигации на сумму 25 млрд руб., не все инвесторы смогли их приобрести из-за новых экологических требований. По словам гендиректора ОАО «РЖД», компания получила записку от международного инвестфонда PIMCO (2 трлн долл. США под управлением) с мотивировкой невозможности инвестировать в облигации компании тем, что ее грузооборот в значительной мере сформирован транспортировкой угля.

В свою очередь, угольные компании не бездействуют и пытаются встроиться в требования ESG. Например, крупнейший российский производитель энергетического угля АО «СУЭК» инвестирует средства в строительство пылеветрозащитных экранов в Мурманском порту (основном месте перевалки экспортного угля). Компания уделяет особое внимание разработке месторождений высококалорийного угля и обогащению угля, чтобы минимизировать выбросы пыли и парниковых газов во время транспортировки и сжигания этого топлива. Также компания реализует масштабные проекты по рекультивации земель, в том числе в работы по восстановлению рельефа и почвенного слоя, разравниванию породных отвалов, посадке деревьев, благоустройству и озеленению. Помимо этого, компания вкладывает средства в модернизацию своих энергетических активов для снижения выбросов CO2. Принимаемые меры, безусловно, делают угольный бизнес более экологичным, однако не настолько, чтобы убедить сторонников декарбонизации изменить свое отношение к этому виду топлива.

Рисунок 2. Выбросы СО2 по типу источника энергии

Источник: Enerdata

Уголь пока остается одним из основных источников энергии

Уголь — один из ключевых видов топлива для производства энергии  развивающихся странах, в частности в Китае и Индии. Поскольку на страны АТР приходится 44% мирового потребления электроэнергии, а сам регион на 47% зависит от угля как основного источника энергии, можно ожидать, что спрос на уголь будет стабильным как минимум в течение ближайшего десятилетия. Только в одном Китае строится и планируется строительство угольных энергоблоков общей мощностью 250 ГВт, несмотря на то что руководство страны заявляло о стратегии по постепенному отказу от угля в пользу более экологически чистых видов топлива.

Китай обладает одними из крупнейших запасов угля в мире: около 1,1 трлн тонн по состоянию на конец 2019 года (13,2% от доказанных мировых запасов). Также страна является крупнейшим мировым производителем (47% мирового производства, или 3,8 млрд тонн в 2019 году) и потребителем угля (около 52% мирового потребления). Учитывая близость крупнейших угольных бассейнов Китая к его промышленно развитым регионам, вполне очевидно, почему страна вынуждена делать ставку на угольную энергогенерацию.

На сегодняшний день Китай почти полностью покрывает свои потребности в угле. С учетом текущего объема производства, согласно данным BP, собственных доказанных запасов угля хватит Китаю на 37 лет, что в долгосрочной перспективе ставит страну в значительную зависимость от импорта при условии, что она кардинально не пересмотрит свою энергетическую стратегию в пользу альтернативных источников электроэнергии.

По мнению АКРА, с учетом исчерпания собственных запасов угля в перспективе Китай вряд ли будет продолжать делать ставку на угольную генерацию, тем более базирующуюся на импортированном угле. С большей вероятностью страна будет увеличивать закупки природного и сжиженного газа и приоритизировать использование ВИЭ. В связи с этим для России газовый рынок Китая станет стратегически важным. В середине 2020 года ПАО «Газпром» уже договорилось с китайскими партнерами об увеличении поставок газа на 6 млрд куб. м (до 44 млрд куб. м в год), а в обозримой перспективе, по словам председателя правления компании, экспорт газа в Китай превысит 130 млрд куб. м в год.

В отличие от Китая, в настоящее время способного в целом закрывать свои потребности в угле, таким крупным потребителям электроэнергии, как Япония, Индия и страны ЕС, приходится его импортировать. АКРА считает, что, несмотря на активную политику европейских стран по внедрению альтернативных источников энергии, в среднесрочной перспективе (5–10 лет) отказаться от угля полностью им будет очень сложно.

Рисунок 7. Страны — импортеры угля

Российская угольная отрасль

Россия занимает второе место в мире после США по запасам угля. Согласно данным BP, с учетом текущего объема добычи, равного 440 млн тонн в год, доказанных запасов (162 млрд тонн) хватит России на 370 лет. Угольная отрасль РФ является одной из первых отраслей в ее топливно-энергетическом комплексе, которая прошла путь от дотационного состояния через реструктуризацию, обновление основных фондов и повышение производительности к состоянию полной адаптации к рыночным конкурентным условиям. На сегодняшний день отрасль преимущественно представлена частными предприятиями, которые осуществляют добычу и поставку угля как на внутренний рынок для нужд российских энергетиков и металлургов, так и на рынки Европы, Азии, Ближнего Востока. Компании отрасли за счет собственных и заемных средств осуществляют инвестиции в развитие и расширение добычи, а также в строительство терминалов по перевалке угля.

В значительной степени за счет прихода в отрасль частных компаний за последние десять лет объем добычи угля вырос более чем в 1,3 раза, было введено в эксплуатацию около 300 млн тонн новых добывающих мощностей. В настоящее время угольная промышленность представлена 58 шахтами и 133 разрезами, половина из которых введена в эксплуатацию после 2000 года. Новые предприятия оснащены современной производительной техникой
и применяют актуальные на текущий момент технологии угледобычи. Так, по прогрессивной технологии «шахта — лава» работают 42 шахты, или 76% общего числа действующих шахт.

Рисунок 8. Крупнейшие угледобывающие холдинги РФ в 2019 году, млн тонн

Источник: eruda.ru

Россия богата залежами как энергетического угля, так и коксующегося, используемого в металлургии. При этом в стране есть месторождения высококачественного коксующегося угля редких марок (например, в Якутии). Однако с точки зрения объемов добычи и экспорта энергетический уголь в России, безусловно, является лидером.

Уголь играет важную роль в экономике России

В угольной отрасли РФ занято 150 тыс. человек, и еще примерно полмиллиона рабочих мест формируется обеспечивающими смежными отраслями. Уголь стал основным грузом, транспортируемым ОАО «РЖД», а его доля в грузообороте указанного перевозчика равна 44%.

Экспортная выручка от продажи российского угля составляет около 4% общих поступлений от экспорта товаров.

Рисунок 11. Экспортная выручка России по товарам в 2019 году, млн долл. США

Источник: ФТС

На уголь приходится 12% общей выработанной энергии в стране. Также этому виду топлива отводится важная роль в Энергетической стратегии Российской Федерации на период до 2035 года, утвержденной Распоряжением Правительства Российской Федерации №1523-р от 09.06.2020.

Рисунок 12. Энергобаланс России по видам топлива в 2019 году

Источник: BP

Согласно Программе развития угольной промышленности России на период до 2035 года, утвержденной Распоряжением Правительства №1582-р от 13.06.2020, возможны два сценария развития отрасли — консервативный и оптимистический.

Рисунок 13. Добыча угля в России, млн тонн

Источник: BP, Распоряжение Правительства №1582-р от 13.06.2020

Консервативный сценарий предусматривает добычу угля в объеме 485 млн тонн в 2035 году, в том числе 140 млн тонн коксующегося угля и 345 млн тонн энергетического угля. Поставки угольной продукции на внутренний рынок при этом составят 170 млн тонн (40% общего объема поставок), на экспорт —259 млн тонн (60%). Консервативный сценарий основывается на прогнозируемом снижении потребления угля в коммунально-бытовом секторе, стагнации объемов потребления угля в российской электроэнергетике (87 млн тонн в 2035 году), минимальном уровне прогнозируемых цен на международном рынке энергетического угля, а также на возрастающих затратах на производство угля и его экспорт.

Оптимистический сценарий, в свою очередь, предполагает добычу угля в 2035 году в объеме 668 млн тонн, в том числе 150 млн тонн коксующегося угля и 518 млн тонн энергетического угля. Поставки угольной продукции на внутренний рынок при этом составят 196 млн тонн (33,3% общего объема поставок), на экспорт — 392 млн тонн. Кроме того, оптимистический сценарий предусматривает максимальные объемы потребления угля российской электроэнергетикой на уровне 120 млн тонн в 2035 году, а также более благоприятную конъюнктуру мировых цен на энергетический уголь и прогнозируемое развитие возможностей Восточного полигона согласно Долгосрочной программе развития ОАО «РЖД».

Развитие транспортной и портовой инфраструктуры в России

На протяжении последних 15 лет экспорт российского угля устойчиво растет вне зависимости от динамики цен на мировых рынках. Основной объем экспорта идет через порты Балтийского и Дальневосточного бассейнов; с учетом ценовой конъюнктуры восточное направление последние несколько лет является наиболее приоритетным и, соответственно, активно развивается с точки зрения портовой и железнодорожной инфраструктуры. Расшивка ОАО «РЖД» узких мест на БАМе и Транссибе, а также строительство новых и расширение существующих терминалов по перевалке угля на Востоке идут полным ходом.

Рисунок 14. Объемы перевалки угля в портах России, млн тонн

Источник: ООО «Морстройтехнология»

Крупнейшие угольные терминалы в стране принадлежат угольным компаниям. По результатам 2019 года на долю десяти крупнейших терминалов приходилось 70% всей перевалки угля.

Рисунок 15. Крупнейшие порты по перевалке угля в России, млн тонн

Источник: ООО «Морстройтехнология»

Восточное направление. АО «Восточный Порт», принадлежащее АО «УК «Кузбассразрезуголь», является крупнейшим в России угольным терминалом с мощностью около 50 млн тонн угля в год. Однако пока мощности терминала загружены на 50% (в 2019 году было перевалено 25,5 млн тонн угля).

Что касается новых проектов в Приморье, то во Владивостоке планируется строительство нового угольного терминала «Аврора» мощностью 25 млн тонн угля в год; проект реализуется угольной компанией ООО «КОУЛСТАР». Кроме того, ООО «УК «ВостокУголь» и АО ХК «СДС-Уголь» планируют строительство во Владивостоке угольных терминалов мощностью 20 млн тонн в год каждый. Таким образом, если планы по строительству заявленных терминалов реализуются, то к 2024 году совокупные перевалочные мощности в Приморье увеличатся с текущих 60 млн тонн в год до 180 млн тонн в год.

В марте 2020 года в порту Ванино (бухта Мучке) завершилось строительство первого этапа специализированного угольного перегрузочного комплекса АО «ВаниноТрансУголь». Мощность первого этапа составляет 12 млн тонн в год, после завершения в 2022 году строительства второго этапа этот показатель будет удвоен. В Ванино также ведутся работы по проекту увеличения пропускной способности АО «Дальтрансуголь» (принадлежит АО «СУЭК») с 24 до 40 млн тонн угля в год. В перспективе пяти лет в порту Ванино должен появиться еще один терминал в рамках реализации комплексного проекта по освоению Элегестского угольного месторождения, который реализует АО «ТЭПК». С учетом всех заявленных проектов совокупные перевалочные мощности в порту Ванино будут увеличены с 25 млн тонн в год примерно до 70 млн тонн в год.

Проекты на Балтике. В сравнении с восточным направлением, новые угольные терминалы на Балтике не столь масштабны, что говорит о меньшей популярности этого направления для угольных компаний. Бум запуска новых проектов на Балтике пришелся на 2017–2018 годы, когда цены на уголь были достаточно высокими. Многие терминалы успели запустить первую фазу — перевалку по универсальной или комбинированной технологии
и планировали построить специализированные терминалы большей мощности. О закрытии проектов пока никто не объявлял, однако и с запуском вторых очередей по расширению мощностей специализированных угольных терминалов инвесторы не спешат, так как ценовая конъюнктура угля на западных рынках не внушает оптимизма. Основными проектами по строительству терминалов на Балтике являются проекты в портах Усть-Луга, Высоцк, Приморск и Мурманск. В случае реализации всех заявленных проектов установленная совокупная мощность по перевалке угля на Балтике возрастет с 30 млн тонн в год до более чем 70 млн тонн в год.

Проекты на юге. На южном направлении проектов еще меньше, чем на Балтике. В 2019 году был запущен терминал навалочных грузов ООО «ОТЭКО-Портсервис» пропускной способностью 25 млн тонн в год с возможностью увеличения вдвое. Тем не менее в 2019 году грузооборот порта составил всего 1,8 млн тонн угля.

Еще один крупный проект на юге — сухогрузный район порта «Тамань». Изначально там предполагалось строительство двух угольных терминалов компаниями АО «УК «Кузбассразрезуголь» и АО «СУЭК». Однако на фоне снижения цен на уголь инвесторы пересмотрели свои планы, и в настоящий момент строительство этих терминалов не стоит на повестке.

Волатильность цен на уголь — основной фактор риска

Высокая волатильность цен на угли на мировых рынках — ключевой фактор риска для российских угольных компаний, так как от угольных котировок зависит прибыльность экспортных поставок и, соответственно, возможность инвестировать в развитие своих портовых терминалов. В период с 2015 по 2020 год можно было наблюдать формирование очередного цикла, в рамках которого цены на энергетический уголь варьировались от 42 долл. США за тонну (FOB Рига) до 95 долл. США за тонну. Волатильность цен в основном была обусловлена пересмотром многими странами своих энергетических доктрин в пользу ВИЭ, погодными условиями и авариями на крупнейших добывающих угольных активах. Но если погодные условия и периодические перебои с поставками оказывают ощутимое влияние на цены на уголь в краткосрочной перспективе, то эффект от отказа от угля
в пользу чистых технологий для угольных котировок будет ощутим на долгосрочном горизонте. Так, теплая зима в 2019 году и снижение деловой активности в 2020–м на фоне пандемии коронавируса спровоцировали снижение цен на уголь. Однако в последнее время в связи с похолоданием, особенно в Европе, наблюдается обратная ситуация — спрос на уголь на электростанциях растет, что в свою очередь способствует восстановлению цен.

Рисунок 16. Цены на уголь, долл. США за тонну

Источник: Металл Эксперт

По мнению АКРА, в долгосрочной перспективе цены на уголь будут определяться, с одной стороны, глобальным снижением спроса, а с другой —средней себестоимостью добычи угля в основных стран-поставщиках. Последняя со временем будет, скорее всего, иметь тенденцию к повышению вследствие инфляции и исчерпания запасов угля с низкой себестоимостью добычи.

Рисунок 17. Кривая стоимости угля на базисе FOB основных поставщиков для рынка АТР

Источник: МЭА, ИПЕМ

Как следует из рис. 17, российские экспортеры энергетического угля достаточно конкурентны на мировом рынке с точки зрения себестоимости добычи (первый квартиль кривой издержек) даже с учетом больших расстояний от основных мест добычи — Кемеровской области — Кузбасса, Республики Хакасия, Республики Саха (Якутия), Красноярского края — до мест разгрузки как в восточном, так и в западном направлениях. Учитывая, что основной объем предложения энергетического угля на мировом рынке реализуется по себестоимости добычи (начиная от 45–50 долл. США за тонну), можно предположить, что этот уровень будет определять мировые цены. Такая цена, очевидно, будет некомфортна для российских угольных компаний, так как они будут работать почти с нулевой рентабельностью. В то же время указанный ценовой диапазон будет еще в меньшей степени устраивать производителей с более высокой себестоимостью добычи, особенно если период низких цен будет затяжным. В сложившихся обстоятельствах они будут вынуждены временно приостановить поставки угля на мировой рынок, что приведет к снижению предложения и, как следствие, к восстановлению цен.

Рисунок 18. Рентабельность по EBITDA (%) компаний и средние цены на уголь, долл. США за тонну

Источник: Металл Эксперт, данные компаний, расчеты АКРА

Производители коксующегося угля — EVRAZ plc, ПАО «Мечел» — при этом находятся в значительно более выгодном положении по сравнению с компаниями, экспортирующими энергетический уголь. Это обусловлено тем, что при сопоставимых издержках цена реализации коксующегося угля значительно выше, что обеспечивает более высокую рентабельность.

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.