Декарбонизации экономики кризис не помеха

Как тенденция к декарбонизации мировой экономики коснется России и ее производителей

Несмотря на пандемию коронавируса, крупные игроки в разных отраслях продолжают путь к снижению углеродного следа своей продукции. При этом средства на реализацию проектов по модернизации производств нередко привлекаются с использованием инструментов «зеленого» финансирования.

К декарбонизации производств компании в значительной мере подталкивают планы правительств ряда стран стать углеродно-нейтральными (принятие Green Deal в странах ЕС1 и Южной Корееи активное обсуждение Green New Deal в США3).

Давление на так называемые «грязные» отрасли, в том числе на угольную, также оказывают инвесторы. На примере таких крупных компаний, как Glencorе4, BHP Group5 и Rio Tinto6, видно, что подобный подход инвесторов достаточно результативен. Так, Rio Tinto полностью вышла из угольного бизнеса в 2018 году, Glencorе под давлением группы инвесторов Climate Action 100+ была вынуждена пересмотреть свою стратегию в отношении угольных активов, а BHP Group — крупнейшая горнодобывающая компания в мире — решила, по словам источников, отказаться от крупного угледобывающего актива в Австралии.

Дополнительное давление на «грязные» производства исходит со стороны поставщиков и подрядчиков. Корпорация Google обязалась прекратить разработку  программных инструментов на основе искусственного интеллекта, которые помогают нефтяным компаниям в разведке месторождений и добыче сырья7.

В этой связи бизнес вынужден адаптировать свою стратегию под новые условия. Уже сейчас многие игроки, среди которых сталелитейные гиганты, автопроизводители, IT–корпорации и даже нефтегазовые компании, публично озвучивают намерения стать углеродно-нейтральными к 2030–2050 годам.


1 Европейский зеленый курс  (European Green Deal) — стратегия развития ЕС и план ее реализации, согласно которой ЕС должен стать углеродно-нейтральным к 2050 году (https://ec.europa.eu/info/strategy/priorities-2019-2024/european-green-deal_en).
2 Новый зеленый курс (Green New Deal) — стратегия развития Южной Кореи, согласно которой страна должна стать углеродно-нейтральной к 2050 году и прекратить финансировать строительство угольных электростанций (https://www.climatechangenews.com/2020/04/16/south-korea-implement-green-new-deal-ruling-party-election-win/).
3 Новый зеленый курс (Green New Deal) — пакет законов, предложенный в США, который направлен на решение проблемы изменения климата и экономического неравенства (https://www.nytimes.com/2019/02/21/climate/green-new-deal-questions-answers.html).
4 http://www.profinance.ru/news/2019/02/20/br3k-glencore-ogranichivaet-dobychu-uglya-primknuv-k-storonnikam-energeticheskogo-sdv.html.
5 https://www.mining.com/bhp-to-sell-australian-thermal-coal-mine/.
6 https://de.reuters.com/article/us-rio-tinto-plc-coal-divestiture/rio-tinto-exits-coal-with-2-25-billion-kestrel-sale-idUSKBN1H31WI.
7 https://www.forbes.ru/tehnologii/401013-pochemu-google-otkazalsya-delitsya-iskusstvennym-intellektom-s-neftyanikami.

Стоит отметить, что сами компании активно вовлекаются в разработку инновационных способов улавливания и преобразования выбросов СО2. Так, сталелитейный концерн ArcelorMittal запустил два крупномасштабных проекта — Steelanol8 и Torero9 — по внедрению новых прорывных решений в рамках обязательства по сокращению выбросов углерода и разработке технологий производства низкоуглеродистой стали. Немецкие Thyssenkrupp и RWE10 планируют совместно внедрить новую технологию по получению чугуна с использованием водорода уже к 2022 году. Правительство Германии, в свою очередь, готово стимулировать новое производство и доплачивать компаниям за невыпущенный углекислый газ по действующим в ЕС ценам.

Не отстают от металлургов и другие отрасли. К примеру, производители алмазов экспериментируют с улавливанием углекислого газа хвостами переработанного кимберлита11, а авиакомпания Lufthansa начала разработку экологичного топлива для своих самолетов12.

Помимо косвенных рисков для бизнеса, связанных с давлением со стороны инвесторов, правительств и поставщиков, отказ от декарбонизации производства и учета климатических факторов, может нести прямые финансовые риски — затраты на адаптацию бизнес-модели к изменившимся климатическим условиям, ликвидацию последствий аварий и экологические штрафы.

В России, несмотря на перечисленные выше риски, в направлении декарбонизации пока двигаются немногие. Среди них — Архангельский ЦБК, ставший лидером в отрасли по снижению выбросов парниковых газов13,
и РУСАЛ — один из крупнейших производителей алюминия в мире, —запустивший собственный бренд низкоуглеродного алюминия ALLOW14. В целом же климатическая повестка в российских компаниях пока далека от того, чтобы стать приоритетной.

В перспективе промедление с декарбонизацией производств может также означать для российских компаний обвал доходов от экспорта15. Отсутствие системных мер по учету и снижению выбросов парниковых газов в скором времени будет трактоваться зарубежными регуляторами как экологический демпинг, а значит, российским экспортерам придется платить пошлины за ввоз своей продукции на территорию развитых рынков по тем ставкам и в тех объемах, которые установят местные регуляторы.


8 Steelanol — промышленная демонстрационная установка, которая будет собирать отходящие газы сталелитейного завода и превращать их в биоэтанол, переработанный из углерода (http://www.steelanol.eu/en).
9 Torero — крупномасштабная демонстрационная установка для переработки древесных отходов в биоуголь (http://www.torero.eu/).
10 Компания RWE планирует построить электролизеры, которые будут работать от солнечной и ветровой генерации и иметь мощность 100 МВт. Электролизеры смогут производить около 1,7 тонн водорода в час; водород, произведенный на данной установке, в свою очередь, будет использовать Thyssenkrupp на своей мини-домне для производства чугуна (50 тыс. тонн в год) (https://www.metalinfo.ru/ru/news/117100).
11 https://www.rough-polished.com/ru/expertise/117274.html.
12 https://plus-one.ru/news/2020/05/20/lufthansa-nachinaet-razrabotku-ekologichnogo-aviatopliva.
13 За последние годы предприятие сократило выбросы углекислого газа на 41% относительно уровня 1990 года. (https://www.appm.ru/upload/iblock/5fc/5fc187c13ed5ff7efd5ac184b0347e92.pdf).
14 https://www.metalinfo.ru/ru/news/98221.
15 https://www.eceee.org/all-news/news/eus-anti-climate-dumping-tool-worries-russia/.

Предотвратить такое развитие событий, по мнению АКРА, могла бы большая открытость российских компаний, а также использование современных финансовых инструментов — «зеленых» облигаций. Такие инструменты подразумевают не только доступ к более дешевому финансированию, но и высокое качество отчетности и ее прозрачность, которые позволили бы российским эмитентам аргументированно отстаивать свои позиции перед зарубежными регуляторами.

АКРА отмечает, что правительство уделяет все больше внимания вопросам экологии. Так, реализация национального проекта «Экология» подразумевает затраты на уровне 4,04 трлн руб., из которых бюджетное финансирование составит лишь 20%, остальные 80%, по-видимому, планируется привлечь за счет бизнеса. Кроме того, ужесточается природоохранное законодательство. Агентство предполагает, что на фоне масштабного разлива нефтепродуктов в 2020 году, размер штрафов, которые в 2019 году не достигли даже 1 млрд руб., может увеличиться.

АКРА видит очень большой потенциал проектов модернизации производств в России. В настоящий момент, когда внимание к экологическим улучшениям так высоко, реализация подобных проектов должна быть вписана в долгосрочную стратегию развития компаний. Стимулировать интерес к подобным инициативам в России, по мнению Агентства, могут не только ужесточение требований и стратегические планы, но и предоставление Минпромторгом субсидий на реализацию экологических проектов.

Вместе с тем важно отметить, что таксономия «зеленых» проектов не стоит на месте16: список проектов, которые могут быть классифицированы европейскими регуляторами как «зеленые», постепенно сужается. Так, если в прошлом году, китайским компаниям удавалось сертифицировать проекты, направленные на повышение экологичности угольных электростанций, в качестве «зеленых», то в выпущенном в мае этого года плане восстановления ЕС после кризиса, вызванного COVID-19, даже газовые проекты не смогут быть классифицированы как «зеленые». Они будут относиться к так называемому «переходному» типу проектов и смогут быть реализованы лишь для замены угольных электростанций17. Таким образом, окно возможностей для модернизации российской экономики в пользу повышения ее экологичности за счет «зеленых» облигаций не такое уж и широкое. Государство в лице ВЭБ.РФ, в свою очередь, готово помочь в развитии «зеленого» направления в экономике — для помощи российским компаниям институт развития планирует привлечь около 300 млрд руб.18

АКРА полагает, что кризисные явления в мировой экономике лишь ускорят тенденцию к ее декарбонизации, и России, чтобы минимизировать существующие риски, связанные в том числе с таянием вечной мерзлоты, необходимо этой тенденции следовать.


16 https://regnum.ru/news/polit/2901050.html.
17 https://www.euractiv.com/section/energy-environment/interview/pascal-canfin-on-gas-and-nuclear-eu-must-apply-green-finance-taxonomy/.
18 https://www.rbc.ru/economics/15/06/2020/5ee6a6ac9a79473a66792e5c.

Вход

Забыли пароль

Регистрация

Восстановление пароля

Восстановление пароля

Termsofuse

Полное использование материалов сайта разрешается только с письменного согласия правообладателя, АКРА (АО). Частичное использование материалов сайта (не более 30% текста статьи) разрешается только при условии указания гиперссылки на непосредственный адрес материала на сайте www.acra-ratings.ru . Гиперссылка должна быть размещена в подзаголовке или в первом абзаце материала. Размер шрифта гиперссылки не должен быть меньше шрифта текста используемого материала.