16 сен 2021

Российский банковский сектор в 2020 году впервые прошел турбулентность на российском рынке без снижения рейтингов крупных кредитных организаций. Прибыль банков может превысить результат 2020 года и достигнуть 2 трлн рублей за счет роста масштабов их бизнеса, а также появления в секторе новых игроков из иных небанковских отраслей, рассказал генеральный директор Аналитического кредитного рейтингового агентства (АКРА) Михаил Сухов в интервью ТАСС на полях международного форума "Банки России – XXI".

– Как оцениваете состояние банковского сектора и какие риски видите сегодня?
– Стабильность банковской системы не вызывает сомнений. Мы не меняем оценок и ожидаем получения банками прибыли в размере 1,7-2 трлн рублей по итогам года (против 1,6 трлн рублей в 2020 году, по данным ЦБ – прим. ТАСС).
Основное изменение в банковской сфере за последние полтора года состоит в масштабах работы кредитных организаций. Так, активы сектора выросли за 2020 год почти на 17%, за первое полугодие 2021 года – еще на 6%. Также за 2021 год соотношение активов банков к ВВП выросло до рекордного уровня – 97% (против 81% на конец 2019 года).

– Не приведут ли такие темпы к росту нарушений и жестким мерам Центрального банка?
– Нет, при нынешнем уровне капитализации и среднем значении достаточности капитала банков, соблюдающих нормативы, о нарушениях речи не идет. Запас капитала над минимальными требованиями составляет 5,9 трлн рублей, из них 2,9 трлн рублей – запас сверх требований с учетом специальных надбавок (буферов), созданных в соответствии с требованиями базельских стандартов.
Сейчас регулятор восстанавливает действие ранее применявшихся макропруденциальных мер для сдерживания роста кредитования, а также задумывается над новыми требованиями (например, в рамках регулирования экосистем). Ключевой вопрос – в каком соотношении запас капитала будет распределен между поддержанием темпов роста бизнеса и соблюдением требований регулятора. Если бизнес и регулятор найдут общий взгляд на эту пропорцию, то острота идущих сейчас дискуссий вокруг регуляторной нагрузки может быть сглажена. 

– Что важнее для рейтинговых агентств при оценке банков: запас капитала или их бизнес-возможности?
– Рейтинговые продукты адресованы прежде всего кредиторам, поэтому любые меры по защите капитала позитивно отражаются на рейтингах. Не менее важно, чем регуляторные требования, качество управления в банках. Поэтому, с моей точки зрения, дополнительная по сравнению с базельскими стандартами регуляторная нагрузка может снижаться или вообще не вводиться в случае одобрения регулятором внутренних систем управления рисками.
Также на рейтинг банка влияет размер бизнеса, прежде всего капитал банка, хотя в качестве самостоятельного требования капитал не является элементом нашей методологии. На сегодняшний день порог капитала для универсальной лицензии установлен на уровне 1 млрд рублей. На мой взгляд, такой водораздел между группами банков недостаточен, и планка возможностей (не обязательно связанных с типом лицензии) безболезненно для потребителей услуг может быть поднята по меньшей мере до 2 млрд рублей, а возможно, и больше. Из 33 банков, у которых в 2020-2021 годах Банк России отзывал лицензии, 31 имел капитал по отчетности перед отзывом менее 2 млрд рублей. 

– Интересно, какие рейтинги имели эти банки?
– Как правило, никаких. С начала 2018 года было отозвано 113 лицензий, из них только 14 банков имели рейтинг хотя бы от одного из двух рейтинговых агентств, результаты которых используются в регулировании. Причина состоит в том, что не все банки могут получить недефолтный рейтинг, а низкие рейтинги категории ССС (и ниже) могут оттолкнуть клиентов. Сейчас из 122 банков, не относящихся к санируемым или не входящих в крупные банковские группы, 112 банков с капиталом менее 2 млрд рублей не имеют никаких рейтингов – ни от АКРА, ни от "Эксперт РА".
К тому же не все банки готовы раскрыть бизнес квалифицированным и независимым экспертам рейтинговых агентств и международных аудиторских фирм. 

– Вы думаете, что судьба небольших банков без рейтинга закончится отзывом лицензии?
– Нет, я считаю, что уровень дефолтности действующих сейчас банков с капиталом и 1 млрд рублей, и 2 млрд рублей принципиально ниже, чем в прошлые годы, и это один из позитивных результатов работы надзорного органа, говорящий о росте устойчивости сектора. 

– Мы много говорили о небольших банках, в то время как банковский рынок все более концентрируется. Что нового можно сказать в отношении крупных банков?
– В 2020 году российский банковский сектор впервые прошел турбулентность на российском рынке без потерь. Рейтинги по национальной шкале банков с капиталом свыше 30 млрд рублей не снижались рейтинговыми агентствами с начала 2020 года. 

– Одним из главных событий этой осени в банковском секторе может стать продажа государством банка "Открытие". Как вы оцениваете перспективы этой сделки и в целом – насколько вообще сейчас банковский сектор привлекателен для инвесторов?
– Ее смысл, во-первых, в готовности государства и Банка России приватизировать банки. Во-вторых, сделка с "Открытием", равно как и другими банками после завершения санаций, важна как инструмент возвращения в капиталы банков стратегических и розничных инвесторов, которые были активны в нулевые годы.
Сейчас инвестиционный интерес к банковскому сектору находится на низком уровне. В последние годы мы видели единичные сделки на несколько десятков миллиардов рублей. С начала 2020 года уставные капиталы банков сократились более чем на 50 млрд рублей за счет ухода по разным причинам игроков с рынка. Точечный спрос предъявляют отдельные банки, растущие за счет присоединений. 
Новой является тенденция выхода на банковский рынок игроков, основным бизнесом которых является ретейл. Я говорю о покупке интернет-компаниями небольших банков для развития на их базе новых инструментов продаж. Так, Ozon купил Оней-банк, "Яндекс" – банк "Акрополь", Wildberries – "Стандарт-Кредит". Ввиду ограниченности количества крупных онлайн-ретейлеров или интернет-компаний таких сделок будет немного.

– Банк России на прошлой неделе повысил ключевую ставку на 25 б.п., оставив пространство для дальнейшего ее увеличения. Можно ли говорить, что вслед за этим решением банки повысят ставки по вкладам, сделав их более привлекательными для населения?
– Банки, скорее всего, продолжат повышение ставок, но не так быстро, как Банк России повышает ключевую. Для уровня ставок сдерживающее влияние оказывает высокий (16 трлн рублей, или около трети от клиентских средств) запас ликвидных активов в банках. Многим банкам не имеет смысла переплачивать вкладчикам. С моей точки зрения, этот фактор является доминирующим в объяснении причин того, почему темп ставок по вкладам отстает от роста ключевой ставки. К концу года стоит локально ожидать более быстрого роста ставок по вкладам под влиянием сезонной конкуренции. Можно отметить, что доля вкладов как источника фондирования банков после долгого роста на конец 2019 года составляла 38,4% от всех обязательств банков против 32,7% по последним данным на середину 2021 года. Снижение произошло за счет более быстрого роста остатков средств других клиентов, а также перетока средств физических лиц на рынок ценных бумаг и использования гражданами накопленных средств на первоначальные взносы при ипотеке.
Поэтому по меньшей мере до середины следующего года ставки по депозитам физлицам крупнейших банков будут ниже текущего уровня инфляции на 50-100 б.п., то есть иметь отрицательные реальные значения. Таким образом, говорить о значительном повышении привлекательности депозитов вследствие роста ключевой ставки не приходится.

Контактные лица

Александр Мазунин
Директор по внешним коммуникациям
+7 (495) 139 04 80, доб. 177
Мы защищаем персональные данные пользователей и обрабатываем Cookies только для персонализации сервисов. Запретить обработку Cookies можно в настройках Вашего браузера. Пожалуйста, ознакомьтесь с условиями использования файлов cookie на этом веб-сайте, перейдя по ссылке.